31.07.2015

Социологические аспекты качества городской среды

Автор статьи: Елена Борисовна Чернова - руководитель лаборатории социологии градостроительства ОАО «РосНИПИУрбанистики».


Повышение качества городской среды – это главная цель городского планирования. Однако перевести эту цель в набор конкретных задач можно только по отношению к нормируемым параметрам среды. Так, если уровень загрязнения воздуха выше нормативного, то нужно проектировать мероприятия, которые приведут к снижению выбросов. Если показатели приблизятся к нормативным, то это будет доказательством повышения качества среды. Нормируемые факторы качества имеют так называемую «негативную» природу. Когда люди дышат чистым воздухом, пьют чистую воду, они не задумываются о качестве среды. Нормируемые факторы актуализируются только в своем негативном аспекте – когда загрязнение начинает угрожать здоровью и у горожанина возникает ощущение, что он живет в ненормальных условиях. Среда большинства российских городов представляет собой такие «ненормальные» условия жизни. Поэтому восстановление «нормального» состояния городов, проектирование мероприятий, которые будут способствовать нормализации городской среды, – это актуальная цель планирования. Однако, помимо нормативов, планировщики оперируют такими словами, как «комфорт», «благополучие», «самочувствие», фиксируя с помощью этих слов принципиально другие ориентиры планирования. Эти слова указывают на субъективные ощущения и чувства, которые должна порождать у человека городская среда. Аспект субъективных ощущений стал актуальным, потому что городская среда рассматривается сегодня как один из факторов конкуренции городов за человеческий капитал. Когда человек принимает решение «уехать или остаться жить в этом городе», он основывается на своих субъективных ощущениях, а не на нормативных показателях. Именно поэтому в текстах территориального и стратегического планирования появились подобные субъективные ориентиры. Так, в «Стратегии социально-экономического развития Москвы на период до 2025 года» зафиксирована цель повышения качества городской среды [Стратегия..., 2012, с. 8]. Решать ее предполагается созданием «Уютного города». По мнению разработчиков, уют городу придают «максимальная близость к природе, соединение места работы и жительства, доступность ключевых транспортных коридоров, сохранение ландшафтов… разнообразное и динамичное использование территории …» [Стратегия…, 2012, с. 47]. Однако непонятно, почему именно этот набор создает качество «уютности». Непонятно также, откуда возник ориентир на «уютность», а не на другое субъективное ощущение? Неизвестно, как замерять уровень «уютности», потому что слова «максимальный», «доступный», «разнообразный» без соответствующих шкал ничего не значат. На этот вопрос в тексте Стратегии нет ответов. Поэтому можно сделать вывод о том, что «уютность» – это не строгий термин, а произвольное «облако смысла», поэтому не может служить целью планирования.

Чаще всего в текстах территориального или стратегического планирования используется словосочетание «комфортная городская среда». Чувство комфорта – это субъективное ощущение. Поэтому, обустраивая свою квартиру, человек соизмеряет свои желания и возможности, создавая комфортное лично для него пространство. Человек может отказаться от комфорта, потому что у него нет средств. Он будет решать более актуальные задачи по обустройству своей жизни. А что стоит за «комфортом» городской среды? Что позволяет столь субъективное ощущение сделать безличным, всеобщим и зафиксировать это как цель городского планирования? На наш взгляд, это становится возможным благодаря двум моментам. Первый – образец качества городской среды современного западного города. Сложно почувствовать себя некомфортно в Ванкувере или в Праге. Субъективный опыт пребывания в городской среде высокого качества диктует цели проектирования комфортной городской среды для современного российского города. И второй – отсутствие расчетов, сколько стоит реализация этого образца. Это желание, не ограниченное возможностями. Разумеется, было бы замечательно, если бы в наших городах воплотились образцы современного западного города. Но проблема в том, что у российских городов нет бюджетных ресурсов, для того чтобы воплотить этот образец. И, что немаловажно, в нашей стране велика доля людей с низкими доходами, у которых нет возможности платить за «комфорт». Высокое качество среды – это, прежде всего, результат высоких доходов горожан-налогоплательщиков. Поэтому в ситуации бюджетного дефицита, характерного для большинства российских городов, размытое целеполагание недопустимо. Необходимо сосредоточиться на решении проблем качества среды, актуальных для данного города. Какие потребности горожан, более значимые, чем «комфорт» и «уют», должна удовлетворять городская среда? Что не «максимальное» и «разнообразное», а минимальное и очень конкретное необходимо сделать, чтобы хотя бы немного улучшить ситуацию данного российского города, но что при этом не зафиксировано в нормативах? Нужны цели, на которые можно было бы направить очень ограниченные ресурсы и получить гарантированный социальный эффект от бюджетных вложений. Именно в ответе на эти вопросы и заключается функция целеполагания.

Постановка целей повышения качества городской среды

В данной статье показано, как проблема постановки целей повышения качества городской среды была решена в ходе социологического исследования, которое проводилось в рамках подготовки проекта генерального плана Красноярска (2013-2014 гг.). В процессе исследования использовались разные методы: интервью, опросы жителей, наблюдение. Субъективные аспекты качества городской среды изначально не были актуализированы в сознании горожан. Респонденты исследования указывали на дефицит социальной инфраструктуры, экологические и транспортные проблемы. Поэтому в процессе интервью необходимо было «снять» проблематику несоответствия городской среды нормативным требованиям и вывести респондентов в рефлексию субъективных аспектов качества среды.

 

Генерализованные потребности

Гипотеза нашего исследования состояла в том, что объективным основанием субъективных ощущений «комфортной» городской среды является степень удовлетворения так называемых генерализованных потребностей. В российской социологии эту проблематику разрабатывает Б.В. Сазонов [Сазонов, 2000]. Качественная городская среда с социологической точки зрения – это среда, которая удовлетворяет генерализованные потребности человека. Важнейшие генерализованные потребности современного горожанина – это потребности в здоровье, образовании, труде и общении. Проблема, по мнению Б.В. Сазонова, состоит в том, что отраслевая структура производства услуг не совпадает со структурой потребностей горожанина. Здравоохранение имеет дело прежде всего с болезнью, а не со здоровьем. Но у человека нет потребности болеть. Человек хочет быть здоровым. Здоровье зависит от очень многих факторов, а не только от качества медицинского обслуживания. Чтобы обеспечить генерализованную потребность в здоровье, необходимо предусмотреть взаимозаменяемые возможности для горожан на конкретной территории – не только лечиться, но и, например, вести активный здоровый образ жизни. Наличие различных возможностей для сохранения и упрочения генерализованной потребности в здоровье и будет конкретизацией слов «комфорт», «благополучие» и т.п. в применимости к городской среде на данной территории.

Как показало социологическое исследование, в Красноярске, городе с очень неблагоприятной экологической ситуацией, потребность в здоровье является одной из главных генерализованных потребностей. И качество среды респонденты оценивают, прежде всего, в аспекте удовлетворения этой генерализованной потребности. Горожане связывают «здоровье» с доступностью качественного отдыха в экологически чистой среде в непосредственной близости от места проживания. Разумеется, в этом «свернуто» очень много: качественный отдых возможен только там, где нет трафика, шума, загазованности, там, где в пешей доступности есть качественная зеленая зона. Горожане оценивают качество зеленой зоны в совокупности с качеством пешеходного пути до нее. Если на пути к зеленой зоне находится городская магистраль с интенсивным трафиком, то респонденты субъективно перестают оценивать ее в качестве доступной и «полезной для здоровья». Таким образом, для красноярцев зеленые территории призваны выполнить компенсаторную функцию в ситуации проживания в третьем по уровню загрязнения городе России. Однако за качество зеленых зон отвечает не комитет по здравоохранению, а комитет по благоустройству, для которого важно не здоровье горожан, а нормативное количество озелененных площадей, т.к. он получает финансирование не за качество, а за количество. Сегодня в городе идет негативный процесс застройки качественных зеленых зон – т.е. таких участков, которые горожане используют в функции оздоровления. Застройщик обязан компенсировать потери высадкой новых деревьев, организацией новых зеленых зон. Но качественной замены не происходит. За уничтожением качественных зеленых зон стоят сильные коммерческие интересы, а за воспроизводство «здоровья» как генерализованной потребности не отвечает ни одно из ведомств. Количество озелененных территорий на человека увеличивается, но горожане на уровне субъективной оценки ощущают, что возможности территории по удовлетворению генерализованной потребности в здоровье снижаются. Какую генерализованную потребность может удовлетворить озеленение в виде посадки деревьев вдоль загазованных шумных магистралей? Какую потребность удовлетворяют газоны внутри жилмассивов или детские площадки внутри коврового автомобильного покрытия? «У нас раньше был город для производства. А сейчас – город для строителей» (респондент – архитектор). «Вроде бы есть градостроительное развитие. Много чего строится. Но ощущение, что качество городской среды при этом снижается, снижается неуклонно на протяжении последних двадцати лет» (респондент – политический деятель).

Базовая идея Б.В. Сазонова состоит в том, что проблему качества городской среды следует решать за счет трансформации отраслевой деятельности и отраслевых объектов. Бюджетные ресурсы, выделяемые на благоустройство, расходуются малоэффективно, т.к. носят узкоотраслевой характер. Любые проекты благоустройства жилой среды должны носить межотраслевой характер. Только тогда они обеспечат субъективное ощущение «пользы». «Польза» – это и есть релевантность затрат той или иной генерализованной потребности.

В западных городах муниципалитеты структурированы именно генерализованными потребностями своих горожан, а не отраслевой структурой городского хозяйства, поэтому там отказываются от газонов как генераторов пыли и от линейных посадок деревьев вдоль улиц, концентрируясь на мероприятиях, которые развивают экологическую или рекреационную функцию. У нас в силу узкоотраслевого характера благоустройства не учитывается генерализованное качество зеленых территорий. Это означает, что нормативное соответствие или даже превышение нормативной обеспеченности горожан в озелененных территориях может никак не коррелировать с субъективными оценками качества городской среды. В нашем конкретном случае в усредненных показателях оказались городские леса, до которых нужно доехать. При этом очень мало качественных зеленых массивов в пешей доступности, выполняющих экологическую и рекреационную функцию.

Генерализованная потребность в общении

С удовлетворением генерализованной потребности в общении связана современная проблематика проектирования городских общественных пространств. Эта проблематика не исчерпывается архитектурно-планировочными или экологическими решениями. Для горожан значимы гуманитарные функции общественных пространств, что проявилось в недавнем градостроительном конфликте в Красноярске. Горожане выступили против планов строительства православного собора на Стрелке. Место для строительства собора было выбрано без обсуждений с горожанами, но администрация совершенно не ожидала, что эта благая инициатива вызовет такой протест горожан. То, что городские архитекторы возражали против строительства собора в этом месте, никак не объясняло массовости и накала общегородского протеста. В процессе исследования удалось выяснить социологические причины этого конфликта. Оказалось, что именно это место на Стрелке в сознании горожан является символом общегородской солидарности, равенства. Респонденты из разных социальных групп говорили про это место одно и то же: «Люди сюда приходят, смотрят на воду, кормят уточек…». Администрации было непонятно, что же защищают люди? Неужели возможность «посмотреть на воду и покормить уточек»? Но выяснилось, что горожане защищали одно из последних территорий равенства и солидарности. В Красноярске сильны процессы сегрегации по имущественному признаку. Горожане все больше разобщаются на бедных и богатых, на тех, кто обитает в жилых муравейниках на окраинах или в огороженных элитных домах, на тех, кто передвигается пешком и на собственных автомобилях. И люди стали защищать место, где «все кормят уточек» как последний оплот общегородской солидарности. Анализируя этот конфликт, мы выделили еще одну генерализованную городскую потребность – потребность в равенстве, солидарности, которую должны удовлетворять общественные пространства города. И это не обязательно «комфортные» пространства или пространства, совершенные в архитектурном и эстетическом смысле.

Безопасность как генерализованная потребность

В процессе исследования мы специально изучали обстоятельства, связанные с развитием пешеходной активности, выясняли условия возможного отказа от автомобиля в пользу общественного транспорта. Вывод: активизация пешеходного движения связана с фактором безопасности. Поэтому мы выделили «безопасность» в качестве актуальной генерализованной потребности горожан Красноярска. Удовлетворение этой потребности значимо для снижения автомобилезависимости и, как следствие, для решения экологических проблем. Анализируя факторы безопасности, мы выявили, что модная сегодня тема разделения общественных и приватных пространств актуальна только для очень небольших участков города. Более того, обеспечить безопасность приватного, закрытого пространства может позволить себе только небольшая часть горожан, т.к. это связано с дополнительными финансовыми расходами. Большинство горожан – это низкодоходные группы граждан, которые проживают или в микрорайонах домов первых массовых серий или в современных «жилмассивах», которые больше по масштабу, чем советские микрорайоны. Это территории бесхозных, «ничьих» пространств. Они обладают очень малым потенциалом превращения как в приватные, так и в общественные пространства. Значительная часть территории занята под парковки автомобилей. Такая среда очень усиливает автомобилезависимость жителей. Горожане объясняли это не только плохой работой общественного транспорта, но и тем, что большие междомовые пространства, не генерирующие пешеходные потоки, воспринимаются как опасные независимо от времени суток. В темное время они небезопасны в силу безлюдности и пустынности. В светлое время они также не создают ощущения безопасности, т.к. пешеходы идут по тем же внутридомовым путям, по которым движутся автомобили. Люди покупают автомобили даже потому, что небезопасен путь от дома до остановки общественного транспорта, т.к. из больших жилмассивов до оживленной улицы приходится идти большие расстояния в темное время суток. Учет фактора безопасности позволил определить социологические целевые рамки для проектирования развития территорий жилмассивов. Оно связано с созданием пешеходных маршрутов к остановкам общественного транспорта. Где расставить скамейки, какие деревья или кусты посадить, как протрассировать пешеходную дорожку, какие объекты притяжения разместить? В зависимости от того, какой фактор ведущий – архитектурный или социологический, эти вопросы решаются по-разному. Архитектурно-эстетические улучшения не будут востребованы до тех пор, пока не решены проблемы безопасности.

 

Генерализованная потребность в труде

Труд – это не только обязанность. Это потребность в активной и продуктивной деятельности, дающей возможность реализовать человеку свои способности. Если в городе нет качественного рынка труда, то горожане будут покидать город даже при наличии качественной городской среды. Качественным будет такой рынок труда, который удовлетворяет потребности в разнообразных видах деятельности. Сегодня потребность в рабочих местах учитывается по отношению к «населению». «Население» – это однородная статистическая конструкция. А реальный социум неоднороден. Сначала нужно определить, в чем проявляется неоднородность социума, из каких социальных групп он состоит. И только потом можно дать рекомендации по развитию рынка труда, которые будут соответствовать потребностям горожан. Городской рынок труда будет качественным только в том случае, если он соответствует качественным запросам разных социальных групп. В процессе исследования мы определили структуру социума Красноярска и выделили пять различных типов потребностей в труде, которые в масштабе всего города характеризуют требования различных категорий горожан в отношении рынка труда. Это позволило выработать соответствующие рекомендации, нацеленные на качественное развитие городского рынка труда.

Оценка повышения качества городской среды

Нами была разработана анкета, которая позволяет оценить социологическое качество городской среды на предмет ее соответствия генерализованным потребностям. Администрации города предложено замерить существующее состояние и в дальнейшем отслеживать динамику изменений. Мы порекомендовали проводить такое анкетирование раз в два-три года, чтобы проверять эффективность собственных мероприятий, и при необходимости переорганизовывать работу и перераспределять ресурсы.

Выводы

Проблема повышения качества городской среды – это проблема перехода от отраслевого планирования к интегральному, основанному на генерализованных потребностях человека. Генерализованные потребности, актуальные для конкретного городского социума, должны стать новым, социологическим основанием для принятия проектных решений. При очень низком стартовом состоянии городской среды очень широкие границы области результатов, которые сегодня обозначаются как «комфортность», «привлекательность» и т.п., являются неактуальными для большинства жителей российских городов. Предлагаемый подход позволяет четко определить актуальную для каждого города область целей, задач и результатов планирования. Ориентация на генерализованные потребности будет порождать у горожан субъективное ощущение «пользы» от расходования денег на градостроительные улучшения. Прагматика изменений городской среды станет очевидной для горожан. Проектные решения, позволяющие удовлетворять генерализованные потребности, будут различаться в зависимости от состояния городской среды и ситуации конкретного города. В зависимости от начального состояния городской среды и ситуации социума будет актуальна та или иная генерализованная потребность. Проектирование градостроительных изменений с учетом той или иной генерализованной потребности – это и есть объективация того неуловимого «нечто», находящегося в основании разнообразных субъективных представлений о качестве городской среды.

Этот подход задает рамки для включения социологов в качестве соисполнителей проектных работ. Перед ними можно поставить четкие задачи: определить актуальные генерализованные потребности жителей данного города, замерить субъективную оценку удовлетворенности этих потребностей и определить, какие проектные решения приведут к повышению этой субъективной оценки. Иными словами, у социологов в рамках подготовки проектов городского планирования появляется свой собственный объект исследования и проектирования. У городских администраций появляется возможность замерить, происходит ли со временем повышение качества городской среды как повышение возможностей реализовать актуальные генерализованные потребности.

 

Библиография

Сазонов Б.В. Системная организация социальных исследований на территории (2000) // Российское общество: социологические перспективы. М.: УРСС. URL: http://www.lab1-3.narod.ru/saz00-c.htm (дата обращения: 24.06.2014).

Стратегия социально-экономического развития Москвы на период до 2025 года (2012). М., НИУ ВШЭ. URL: http://www.msses.ru/fgu/strategija_razvitija_moskvy_do_2025_proekt_versija_09.08.2012.pdf (дата обращения: 12.05.2014).



Архив журнала "Управление развитием территории", выпуск № 2/2015.