01.11.2016

Профессиональный стандарт «Градостроитель»: взгляд вузов

Приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 17.03.2016 № 110н был утвержден профессиональный стандарт «Градостроитель», разработанный Российским союзом промышленников и предпринимателей в целях организации, планирования и осуществления разработки градостроительной документации (включая документы территориального планирования, градостроительного зонирования и документацию по планировке территории), использования такой документации в процессе градостроительной деятельности при пространственном обустройстве территорий. Профессиональный стандарт описывает ряд обобщенных трудовых функций, для каждой из которых установлены характеристики, включающие в том числе возможные наименования должностей, профессий, требования к образованию, опыту работы, необходимым умениям и знаниям и др. Редакция журнала обратилась к заведующим кафедрами архитектуры и градостроительства ведущих вузов нашей страны с предложением принять участие в обсуждении указанного выше документа. Предлагаем Вашему вниманию мнения представителей научно-образовательной среды по вопросам дискуссии. Вопросы: 1. Как, на Ваш взгляд, принятие стандарта повлияет на образовательный процесс в вузах? 2. Какие Вы видите перспективы реализации данного документа для образовательных учреждений страны в целом и Вашего вуза и кафедры в частности? 3. Каковы достоинства и недостатки утвержденного документа? Какие разделы стандарта, на Ваш взгляд, требуют доработки? 4. Как бы Вы оценили качественную подготовку специалистов с принятием данного стандарта? 5. Когда и каким образом в Вашем вузе планируется внести изменения в образовательные программы? С какими сложностями Вы можете столкнуться в процессе перехода на новые стандарты?


Шубенков Михаил Валерьевич,

проректор Московского архитектурного института (МАРХИ) по образованию в области градостроительства и урбанистики, доктор архитектуры, профессор, заведующий кафедрой Градостроительства, член-корреспондент Российской академии архитектуры и строительных наук, академик-секретарь отделения градостроительства РААСН, почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации.


Степень влияния профессионального стандарта на образовательный процесс в вузах будет зависеть от того, насколько дословно его формулировки пропишутся в компетенциях образовательных стандартов разных уровней подготовки. Уже сам компетентностный подход, который пришел на место дисциплинарному, существенно стал менять сложившийся образовательный процесс. Когда компетенции будут формулироваться в категориях конкретных трудовых функций, изменения усилятся. В этих условиях академическая составляющая образования, рассчитанная на долгосрочную подготовку специалиста, сократится, а практико-ориентированная – увеличится. Естественно, возникнет опасность быстрого устаревания полученных знаний, особенно в ситуации растущей динамики изменений профессиональных технологий. Поэтому сегодня многое зависит от того, как образовательное сообщество будет определять свои структуры компетенций в рамках ФГОС. Сам по себе факт появления профессионального стандарта – положительный. Определять место профессии в современном укладе общества с официальным профессиональным стандартом удобнее. Каким будет его влияние на образование сегодня, сказать трудно, прошло слишком мало времени.

Назвать радужными перспективы реализации данного документа трудно, и это связано не столько со стандартом, сколько с самим фактом отказа от ранее наработанных профессиональных образовательных моделей. Эти модели складывались десятилетиями, по архитектурному образованию защищались диссертации (одна «Методика архитектурного образования» Б.Г. Бархина чего стоит), в вузах работали лаборатории архитектурного образования, ежегодно проходили межвузовские конференции. Сегодня нет ни диссертаций, ни лабораторий, ни конференций. Все вопросы решаются дискуссиями: собрались, поговорили и решили. Кто-то принял решение полностью реформировать отечественное профессиональное образование без предварительного изучения возможных последствий. Старую (советскую) систему разрушили, новую пока не создали. Мы сегодня работаем в условиях процесса реализации реформы. Профессиональный стандарт – это лишь один из многочисленных циркулярных документов реформы, и перспективы реализации определятся их суммарным воздействием. Естественно, реализация реформы в каждом вузе проходит индивидуально, оценивать ее сегодня тоже еще рано.

Главное достоинство профессионального стандарта в самом факте его появления. О недостатках можно говорить много уже потому, что данный документ родился не в профессиональной среде градостроителей, а в среде юристов с приглашением некоторых специалистов. Практически все разделы должны будут в будущем дополняться с конкретизацией реализации конкретно востребованных практикой трудовых функций. К примеру, в данном стандарте никак не отражена деятельность научных работников, профессиональных критиков, преподавателей в сфере градостроительства, как будто рождение градостроительных кодексов, доктрин, нормативно-правовых и нормативно-технических документов, монографий и фундаментальных научных исследований, да и появление самих молодых специалистов будет происходить само собой, без затрат труда. Надеюсь, что разработчики стандарта не сделали это сознательно.

Стандарт появился менее 4 месяцев назад, и оценивать результаты его внедрения преждевременно. Надеюсь, что он будет использован с пользой для развития нашей профессии в целом.

В МАРХИ внедрение профессионального стандарта по градостроительству планируется в рамках нового ФГОС 3++, который планируется запустить с 1 сентября 2017 года. До этого момента его положения будут приниматься во внимание при реализации рабочих программ по специальности и выборе тем выпускных квалификационных работ, поскольку это может сказаться на выборе мест прохождения преддипломной практики и последующего трудоустройства молодого специалиста.



Малышкин Александр Петрович,

кандидат технических наук, доцент, профессор, заведующий кафедрой проектирования зданий и градостроительства ТюмГАСУ (в 2016 г. ТюмГАСУ реорганизован в Тюменский индустриальный университет).

Заслуженный строитель Российской Федерации, почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации, член Союза архитекторов России, ГИС-Ассоциации, Европейской Ассоциации Международного образования (EAIE), индивидуальный член международного геосинтетического общества (IJS), руководитель ежеквартального научно-технического журнала «Строительный вестник Тюменской области», ведущий научный сотрудник ТЭБЦ ТюмГАСУ.


Необходимость массовой разработки градостроительной документации в Российской Федерации возникла с принятием последней редакции Градостроительного кодекса РФ более 10 лет тому назад в 2005 году. Четкое осознание нехватки кадров возникло в 2012 году, когда Минрегион России (уполномоченный на тот период времени федеральный орган) сорвал все предписанные Градостроительным кодексом сроки по разработке этой документации, и появилась тема повышения квалификации и переквалификации специалистов.

Высшие учебные заведения, следуя указаниям Министерства образования и науки, движутся к своим целям, разрабатывая учебные планы и программы в соответствии с ФГОС ВО, проходят процедуры лицензирования направлений подготовки, а механизмы гибкого реагирования на запросы дня и тем более смежных ведомств у них слабо развиты.

На мой взгляд, реализация данного документа в образовательной деятельности вузов, за исключением того немногого, что уже присутствует в учебном процессе, найдет отражение не скоро.

Сегодня высшая школа находится в стадии глубокого реформирования. Многие архитектурно-строительные вузы пребывают в процессе слияния и оптимизации, заняты переходом с образовательных стандартов ФГОС-3 на ФГОС-3+ , в них доминируют понятия ОК, ОПК, ПК, «обязательное» и «вариативное». Без посыла Минобрнауки эту задачу они вряд ли решат самостоятельно. Хуже всего то, что разработчики профессионального стандарта с точки зрения классификаторов ОКСО дальше чем «Архитектура», «Дизайн архитектурной среды», «Реконструкция и реставрация архитектурного наследия», «Ландшафтный дизайн» и, наконец, «Градостроительство» не идут, а ведь это отдельно лицензируемые направления подготовки, и готовят этих специалистов отнюдь не все вузы, и их не так много.

ТюмГАСУ сегодня пытается решать проблему подготовки кадров, но как? Через лицензирование магистратуры по направлению «Архитектура», где у вуза больше свобод, и по направлению «Строительство», но это не те квалификационные требования, которые трактует Минтруда и соцразвития. Чуть схожие квалификационные требования, вложенные в профстандарт, есть только в ОПК «Градостроительство».

Говоря о достоинствах принятого профессионального стандарта, можно констатировать, что документ в основном содержит в себе все определения и понятия, касающиеся территориального планирования, зонирования и планировки территорий (кодекс работает!).

Основной недостаток, на мой взгляд, заключается в попытке замкнуть огромный круг решаемых (стратегических, социальных, экономических, инженерных, транспортных, строительных…. словом градостроительных, от уровня Федерации до МО) задач, включая информатизацию, одной – двумя специальностями по ОКСО и пятью направлениями подготовки бакалавров в соответствии с ФГОС ВО.

Принятие профессионального стандарта пока никак не повлияло на качество образования. По четырем выше названным направлениям подготовки кадров ФГОС-3+ приняты и зарегистрированы в Минюсте в период с марта по май текущего 2016 года. Вузы сейчас начали формировать новые учебные планы и программы. Главные ориентиры – ОК, ОПК, ПК – закреплены ФГОС, и это для вуза закон.

Как было сказано выше, все вузы должны скорректировать программы подготовки в связи с принятием образовательных стандартов поколения 3+, но не в связи с принятием профессионального стандарта «Градостроитель».

Главная сложность заключена в том, что процесс лицензирования и дальнейшей аккредитации любого направления подготовки очень не прост и долог, делать это вуз должен за счет собственных средств. Открытие набора по направлению «Градостроительство» вряд ли решит проблему даже на уровне региона.

«Градостроитель» – очень емкое, ответственное и, как следствие, сложное и многогранное понятие, и уложить его в «прокрустово ложе» одного-двух направлений подготовки невозможно.



Ерохин Григорий Порфирьевич,

заведующий кафедрой Градостроительства и ландшафтной архитектуры ФГБОУ ВО «Новосибирский государственный университет архитектуры, дизайна и искусств». Кандидат архитектуры. Автор 26 публикаций, из них 4 учебно-методических и 22 научных работ, используемых в педагогической практике.


Принятие профессионального стандарта вносит долгожданную определенность в компетентностную модель градостроителя. Перспективы трудоустройства для студентов-градостроителей становятся более ясными.

На кафедре градостроительства и ландшафтной архитектуры НГУАДИ студенты 1-2 курсов сразу были проинформированы о принятии стандарта и его содержании (именно у студентов-первокурсников были вопросы относительно того, кем они смогут работать после окончания вуза).

Кроме того, наличие профессионального стандарта облегчает профориентацию абитуриентов и их родителей. В целом можно сказать, что для нас каких либо неожиданностей стандарт не содержит.

Данный документ не ориентирован на подготовку специалистов, он описывает профессиональные кондиции (компетенции) градостроителя по уровням (должностям). Под данный профессиональный стандарт должны быть адаптированы федеральные государственные образовательные стандарты высшего образования, которые уже являются для вузов руководящими документами. Полагаю, что вузы обязательно среагируют на стандарт в рамках своих возможностей, не дожидаясь принятия новых ФГОСов.

После начала реализации данного документа, скорее всего, начнут накапливаться противоречия, которые потребуют внесения корректив, и это нормальное явление.

Вероятно, одной из первых поправок будет изменение требований для тех, кто может занимать должности выше 2 категории (пока бакалавр может претендовать на должности только 2 категории), например: бакалавр, имеющий опыт работы 5 лет в такой-то должности.

Полагаю, что на кафедрах, занимающихся подготовкой градостроителей, профстандарт не вызвал удивления, скорее всего, большинство пришло к выводу о том, что они на правильном пути.

Считаю, что выпуск бакалавров градостроительства, который состоялся в НГУАДИ в 2016 г., подготовлен к работе в соответствии со стандартом, что сформированных у студентов компетенций для этого вполне достаточно.

За последние 15-20 лет вузы привыкли жить в состоянии перманентной реформы образования, за это время уже выработался навык оперативно корректировать образовательные программы под новые требования.

Разумеется, в ближайшее время нам предстоит внести корректировки в учебные планы и основную профессиональную образовательную программу бакалавров и магистров градостроительства, откорректировать рабочие программы и учебно-методические комплексы дисциплин, но содержательная часть профессиональной подготовки градостроителя в НГУАДИ не изменится кардинально и в одночасье.



Геращенко Сергей Михайлович,

директор Института архитектуры и дизайна Сибирского федерального университета, кандидат архитектуры, профессор кафедры Градостроительства, член-корреспондент Международной академии наук экологии и безопасности жизнедеятельности, профессор Российской академии естествознания, почетный архитектор России, почетный работник высшего профессионального образования Российской Федерации, член Союза архитекторов России.


Принятие профессионального стандарта «Градостроитель», на мой взгляд, особо не повлияет на образовательный процесс в вузах. ФГОС «Градостроительство» включает в себя все профессиональные компетенции, прописанные в принятом и обсуждаемом нами документе.

Для Института архитектуры и дизайна Сибирского федерального университета в целом и кафедры градостроительства в частности реализация профессионального стандарта должна явиться определенным стимулом в пересмотре отдельных разделов образовательной программы, их расширении и дополнении.

Безусловно, принятие данного профессионального стандарта является положительным моментом, но оценивать утвержденный документ, говорить о его достоинствах и недостатках пока сложно.

На мой взгляд, в настоящий момент качественная подготовка бакалавров и магистров градостроителей в большей степени связана с успешным освоением ФГОС 07.03.04 «Градостроительство».

Особых сложностей в процессе перехода на новые стандарты мы в нашем Институте не видим. Изменения и дополнения в образовательные программы будут вноситься по мере необходимости в этом.



Санок Сергей Иосифович,

профессор, заведующий кафедрой градостроительства Уральского государственного архитектурно-художественного университета, кандидат архитектуры. Почетный работник высшего профессионального образования, член Градостроительного совета г. Екатеринбурга.

Разработчик Федеральных государственных образовательных стандартов высшего профессионального образования по направлению подготовки 271000 – «Градостроительство» (квалификация (степень) «магистр») и по направлению подготовки 270900 – «Градостроительство» (квалификация (степень) «бакалавр»).


Образовательный процесс в вузах регламентируется федеральным законом об образовании в Российской Федерации, федеральным государственным образовательным стандартом и другими документами Министерства образования РФ. Ведущим требованием образовательного стандарта является обладание выпускником так называемыми «компетенциями». Эти компетенции прописаны так широко, что положения профессионального стандарта вполне укладываются в смысловое содержание компетенций или не противоречат ему. Например, несмотря на то что по положениям образовательного стандарта выпускник бакалавриата по направлению «Градостроительство» должен быть готов решать такие профессиональные задачи в области проектной деятельности, как:

– разработка творческих проектных решений в области территориального планирования, градостроительного зонирования и планировки территории;

– разработка проектной документации для строительства капитальных объектов, благоустройства территорий;

– разработка проектной документации объектов территориального планирования, градостроительного зонирования и планировки территории,

профессиональная компетенция в проектной деятельности звучит как «владение основами территориального планирования, градостроительного зонирования, планировки территории, архитектурно-строительного проектирования, моделирования, макетирования и способностью участвовать в разработке проектной документации в этих областях (ПК-3)», а это вполне укладывается в положения профессионального стандарта.

Участвует выпускник бакалавриата в разработке документации территориального планирования и планировки территорий путём сбора и систематизации исходной информации, а в дальнейшем путём оформления подготовленных специалистами документов? Участвует! Не путается в исходных документах, раскладывает всё по нужным папкам? Раскладывает! Значит требуемой компетенции соответствует. А где в компетенциях звучит «разработка»? Нигде. Если умеет – потом пригодится.

Вузы в принципе являются очень инертными структурами. И даже при наличии строгих приказов Министерства сегодня, после 12 лет действия нового Градостроительного кодекса, процесс образования в вузах мало отличается от того, каким он был 5 – 10-15 лет назад.

Так что вряд ли следует ждать резких изменений образовательного процесса без резкого изменения образовательного стандарта и законодательства. Вот если такие изменения руководящих документов последуют, тогда придётся менять подходы. И вместо обучения проектным методам в области градостроительства придётся бакалавров учить только методам получения информации по действующим перечням и распечатке текстов и чертежей, подготовленных другими специалистами. А как уложиться в требования стандарта по магистрам за 1,5 года – ума не приложу.

По моему мнению, полная реализация утвержденного документа в высшем образовании возможна только при полном изменении федерального государственного образовательного стандарта и закона об образовании. В случае если Министерство образования изменит федеральный государственный образовательный стандарт и приведёт его в полное соответствие с профессиональным стандартом, а также закон об образовании, регламентирующий срок освоения образовательных программ бакалавриата и магистратуры, вузы изменят учебные планы и будут готовить бакалавров как техников в СССР, а магистров как специалистов, владеющих навыками исследовательской деятельности. Но тогда Министерству образования необходимо будет отказаться от части положений, провозглашённых Болонской конвенцией образования, хотя бы в отношении подготовки градостроителей.

Уральского государственного архитектурно-художественного университета это коснётся в основном путём изменения учебных планов, а кафедры градостроительства в её современном составе – возможной перестановкой, переименованием и частичным изменением ряда учебных дисциплин. И это касается только требований профстандарта к знаниям выпускника.

Несомненным достоинством обсуждаемого документа является сам факт существования данного профессионального стандарта, а также наличие перечней трудовых действий, необходимых умений и необходимых знаний.

К недостаткам я бы отнёс заложенное в нём несоответствие области трудовых действий (например, бакалавра) и необходимых знаний. Зачем работнику, занятому «поиском, сбором и систематизацией информации, необходимой для разработки содержательных частей и разделов градостроительной документации», а также «комплектацией градостроительной документации согласно установленным требованиям к различным видам градостроительной документации» и другими действиями в области обработки документов и не участвующему в подготовке документации путём принятия проектных решений, знать «принципы стратегического планирования развития территорий и поселений», «принципы и основные методы демографии и экономики» или «принципы территориального маркетинга и брендинга» и т.д.?

Такое впечатление, что разработчики стандарта слабо знакомы, во-первых, с работой проектных организаций и теми действиями, которые выполняют работники этих организаций, а во-вторых, с требованиями образовательного стандарта. В связи с перечисленными профессиональными действиями в профессиональном стандарте возникает вопрос, зачем учить бакалавров 5 лет, а магистров только 2 года.

В соответствии с этим, на мой взгляд, требуется доработка положений документа, касающихся уровней бакалавриата, и согласование документа с Минобразования.

Отдельно остановлюсь на вопросе оценки качества подготовки специалистов в связи с принятием данного профессионального стандарта.

Если речь идёт об оценке качества подготовки выпускников нашей кафедры, то с точки зрения «потребителя продукции», которым в некоторой степени я и являюсь, бакалавры, честно и в полном объёме осваивающие программу, готовы не только собирать исходную информацию, комплектовать документацию и делать простые презентации, но и участвовать в подготовке проектных решений по территориальному планированию, планировке территорий несложных градостроительных объектов и выполнять другие работы под руководством опытных разработчиков.

Магистры после 1,5 лет обучения испытывают серьёзные затруднения в видах деятельности, связанных с отбором и обоснованием варианта градостроительных решений для разрабатываемого территориального объекта и вида градостроительной документации; с постановкой задач исследований и изысканий, определением методологии, методик и технологии их выполнения для разработки градостроительной документации; с организацией планирования и проектирования обустройства территорий применительно к конкретному территориальному объекту и т.д., перечисленных в стандарте. Это объясняется особенностью организации подготовки магистрантов в нашем вузе – до 2016 года в магистратуру на программу «Градостроительное проектирование» приходили бакалавры, которые 4,5 года обучались проектированию зданий и сооружений, поэтому за столь короткий срок они не в состоянии были глубоко освоить весь спектр вопросов градостроительной деятельности.

Изменения в образовательные программы вносятся в связи с изменениями федеральных государственных образовательных стандартов, а вот изменения в программы дисциплин вноситься могут каждый год, что и делается на кафедре по важнейшим дисциплинам, определяющим профессиональную направленность выпускников.

В связи с принятием профессионального стандарта мы внесём некоторые изменения в курсы (лекционно-практические), связанные с территориальным планированием и планировкой территорий, и предложим внести изменения в курсы информационных технологий.

Единственное, что невозможно выполнить при действующих правилах подготовки магистров, – втиснуть в 1,5 года обучения все знания и умения, перечисленные в профессиональном стандарте.

Вторая, а может быть, и первая сложность – отсутствие притока в высшую школу молодых преподавателей, имеющих опыт профессиональной деятельности в области градостроительства и смежных областях, владеющих современными технологиями, из-за крайне низкой оплаты труда профессорско-преподавательского состава и крайне сложных процедур, часто неприемлемых для практикующих специалистов, предусмотренных при занятии соответствующих должностей.

Ну нет изданного учебника или учебного пособия, а также степени доктора или кандидата наук у члена Союза архитекторов России, советника РААСН, лауреата конкурсов, автора полусотни крупных проектных работ в области градостроительства. У него есть только огромный профессиональный опыт. А значит он не получит звания профессора, и с каждыми выборами на должность у него будут проблемы, даже если он по каким-то причинам прельстится профессорским окладом в 22 тыс. рублей. А без всех этих научно-учебных квалификационных требованиях быть сему уважаемому мужу старшим преподавателем. И тогда никаких проблем.



Архив журнала "Управление развитием территории", № 2/2016 г.