31.12.2015

Рурская агломерация: проблемы, пути и методы развития

Автор статьи: Владимир Яковлевич Любовный – доктор экономических наук, академик Российской академии архитектуры и строительных наук (РААСН), главный научный сотрудник Института макроэкономических исследований. Более 30 лет руководил созданным по его инициативе Научно-методическим центром «Города России». Входил в состав рабочих групп по подготовке первых законов о местном самоуправлении в СССР (1990 г.) и в РСФСР (1991 г.). В 2012 г. с Ю.А. Сдобновым был награжден медалью РААСН за монографию «Москва и столичный регион: проблемы регулирования социально-экономического и пространственного развития». В 2015 г. за монографию «Города России: альтернативы развития и управления» ему была присуждена Золотая медаль РААСН. В конце 2015 г. вышла книга В.Я. Любовного «Проблемы регулирования развития городов и городских агломераций в условиях реструктуризации угольной промышленности (зарубежный и отечественный опыт)». В основу публикуемой статьи положен один из разделов книги.


Рурский бассейн

Радикальная трансформация социально-экономического и пространственно-градостроительного развития Рура – одного из ведущих регионов не только в европейском, но и в мировом масштабе – осуществлялась в последние десятилетия. В связи с этим представляется уместным в научном и прикладном аспектах сопоставить видение проблем и путей развития Рурской агломерации авторами работ, разделенных по срокам их выполнения и публикации тремя десятилетиями (1).


Истоки формирования Рурской агломерации


Первоначальной основой формирования Рурской агломерации стал угольный бассейн, занимавший прямоугольную территорию, которая вытянулась в широтном направлении на 70 км и в меридиональном – на 20-30 км.

Образный «портрет» Рура начала 70-х годов прошлого столетия дал корреспондент «Известия» А. Григорьянц (2). «Скоростная дорога № 1 тонкой рапирой пронизывает Рурский бассейн с запада на восток... По обе стороны автострады мелькают копры в виде башен, заводские корпуса, крыши, которые напоминают растянутые меха гармонии, оплетенные трубами туши доменных печей, коксовые батареи, ажурные конструкции нефтеперегонных заводов, закопченные поселки и серые города с островками светлых современных зданий из стали, стекла и бетона... Города и поселки практически срослись друг с другом и почти невозможно найти границы между ними. Если хватит терпения, то весь Рур можно объехать на трамвае. Сколько городков и поселков со своими ратушами, гербами и традициями растворились в этом огромном, рассеченном линиями автострад, стальных путей и каналов «мегалополисе»! Но они живут, утверждая себя узкой специализацией и высоким искусством рабочих. В одних производят подавляющую часть выпускаемых в стране замков для автомобилей, сейфов, квартир, в другом – ткут тончайшие шелковые ткани, в третьем – из старых паровозных колес изготовляют мачете для рубки сахарного тростника в тропических странах. Херне, Ванне-Эйккель, Гельзенкирхен, Бохум... Угольные города, возникшие в годы «грюндерства». Вдоль горизонта – частокол из шахтных копров. Уголь – вот дрожжи, на которых в свое время поднялся Рур. Дети в рабочих поселках и сегодня еще поют старую песню: «Как мог бы мир еще существовать, коль не было бы профессии шахтера! Все от шахтера! Да-да-да! Все от шахтера».

Действительно, уголь послужил основой формирования Рурского промышленного района Германии, который на протяжении векового периода является олицетворением индустриальной мощи страны. Активное развитие Рурского промышленного района началось со второй половины XIX в. в связи с разработкой богатейших в Западной Европе месторождений угля. Наличие местных железных руд, а с 1871 г. – Лотарингского железорудного бассейна, полученного в результате военного поражения Франции, наряду с громадной военной контрибуцией способствовали быстрому развитию угольной и металлургической промышленности. Спрос на эту продукцию со стороны капиталистических государств рос исключительно высокими темпами (строительство железных дорог, потребность в машинах, вооружение и т.д.). Развитие угольной и металлургической промышленности сопровождалось созданием крупных машиностроительных заводов, среди которых важное место заняли предприятия военной промышленности, принадлежащие таким крупнейшим концернам, как Крупп. Именно эта роль Рура – сердцевины индустрии Германии обеспечивала его быстрое возрождение как после поражения в первой мировой войне, так и бесславного конца гитлеровской Германии во второй мировой войне.

Выдвижение Рурского бассейна в число основных индустриальных очагов капиталистической Европы было связано также с исключительно благоприятным положением в центре Европы вблизи оживленных морских путей, с которыми Рур связывал судоходный в течение всего года Рейн. На протяжении всего периода существования Рурского индустриального района наблюдался процесс улучшения его экономико-географического положения путем развития как внешних, так и внутренних транспортных связей. Рейн в пределах Рура достаточно глубок, что позволяет морским судам доходить без перевалки до Дуйсбурга – речных ворот Рура, самого крупного речного порта мира вплоть до нынешнего времени (его грузооборот в 2014 г. составил 65 млн тонн груза). Существенно расширили возможности водного транспорта Рура построенные в XX в. многочисленные каналы, часть которых проходит по руслам мелких рек. Внутренние каналы в сочетании с углубленными руслами небольших притоков Рейна образуют единую водную систему с выходами к крупнейшим портам страны – Гамбургу, Бремену, Любеку.

Большое развитие в районе получил железнодорожный транспорт. Протяженность железнодорожных линий составляла в 70-е годы около 2,8 тыс. км, или в расчете на 1 кв. км территории – 1,5 км; здесь нет ни одной точки, которая была бы удалена от железной дороги далее 2 км. Все большее значение приобретает автомобильный транспорт, по густоте сети не уступающий железнодорожному.

Специфической особенностью агломерации является относительно хорошо развитый общественный транспорт, в первую очередь, как отмечалось выше, – трамвай, который соединяет многие города Рурской агломерации. Однако в целом 70-е годы в силу хаотичности застройки транспортная проблема в агломерации являлась весьма острой. В последующие годы предпринимались серьезные попытки улучшения транспортной сети Рура путем пробивки многополосных скоростных дорог, пересекающих Рур в разных направлениях и снимающих с центров городов транзитные потоки.

Промышленная специализация Рура на протяжении многих десятилетий существенно не менялась. Угольная и металлургическая промышленность, тяжелое металлоемкое машиностроение, коксохимия, энергетика. Характерной чертой развития промышленности Рура являлась взаимосвязь между различными отраслями. Происходившие за этот период изменения в развитии экономики Рура носили скорее количественный, чем качественный характер, не влияли существенным образом на его промышленную специализацию.

С середины 50-х годов экономика Рура начинает испытывать серьезные потрясения. Под влиянием коренной перестройки топливно-энергетического баланса, снижения потребления угля в металлургии и в качестве сырья – химической промышленности угольную промышленность Рура в конце 50-х годов постиг жестокий кризис. Число горняков в бассейне сократилось вдвое. По данным, приводимым В.П. Максаковским, число угольных шахт стало быстро уменьшаться: в конце 1950-х гг. их насчитывалось 140, но уже в конце 1960-х гг. – 56, в 1985 г. – 25, а в 1997 г. – 17. Резко сократилась численность занятых в угольной промышленности – с почти 500 тыс. человек в 1957 г. до 315 тыс. в 1960 г. и 80 тыс. в 1997 г., а к 2007 г. – до 32 тыс. Не удивительно, что добыча каменного угля в 1960-2000 гг. также сократилась в четыре раза.

Серьезные трудности переживала и другая традиционная отрасль – металлургическая. Здесь причины иные. С одной стороны, за последние десятилетия появились достаточно серьезные конкуренты чугуна и стали – изделия химической промышленности и алюминий в качестве конструкционных материалов, с другой – сталеплавильное производство стало все более тяготеть к приморским районам.

Одновременно с этим в хозяйстве ФРГ шел процесс перестройки отраслевой структуры. Усилилась роль нефтехимической промышленности, возникшей одновременно со строительством нефтеперерабатывающих заводов. Заметно усложнился и профиль машиностроения Рура. Наряду с автомобильной промышленностью возникли предприятия точного машиностроения и приборостроения.

Существенную роль в ухудшении экономической ситуации сыграли факторы территориально-планировочного характера. Выше уже отмечалась крайняя сложность и хаотичность размещения объектов промышленности, запутанность инфраструктуры, неупорядоченность расселения, резкое ухудшение состояния природной среды.

В 70-е годы Рурштадт (так иногда называют Рурскую агломерацию) представлял собой сплошную без четко видимых границ между отдельными поселениями урбанизированную территорию площадью около 4000 кв. км, в пределах которой насчитывалось 11 городов и большое число мелких городских и пришахтных поселений. Поселки, как отмечалось выше, застраивались хаотично и характеризовались нерегулярной планировкой, имели мало зелени. В Рурштадте проживало более 5 млн жителей. При высокой средней плотности населения более 1 тыс. человек на кв. км отдельные участки имели плотность до 4 тыс. человек и выше.

Наиболее крупным и самым благоустроенным городом являлся Эссен. В отличие от большинства городских поселений Рура Эссен существовал до освоения угольных месторождений. Правда, до XIX в. это был небольшой городок (в 1800 г. – всего 3,5 тыс. жителей), но уже в 1890 г. – 80 тыс. жителей. В настоящее время Эссен насчитывает около 600 тыс. жителей.

Относительная молодость городских поселений Рурштадта, по мнению В.П. Максаковского, проявлялась в одностороннем, преимущественно индустриальном их развитии при слабой насыщенности учреждениями непроизводственной сферы. В связи с этим дифференциация функций между городами агломерации прослеживалась преимущественно в производственной специализации и в меньшей степени в непроизводственной сфере и, в частности, в сфере обслуживания.


Пути преобразования Рурской агломерации


В результате сложившийся характер размещения производства и расселения стал не соответствовать новым требованиям развития экономики. Крайняя сложность и хаотичность размещения объектов промышленности, инфраструктуры и расселения и резкое ухудшение состояния природной среды привели к осознанию необходимости осуществления крупных планировочных и инженерных мероприятий. И не случайно Рурская область на протяжении многих десятилетий являлась объектом планировочных предложений, направленных на четкое функциональное членение территории агломерации и всей зоны бассейна. Особое значение в проектах придавалось улучшению экологической ситуации.

Следует отметить, что еще в начале прошлого столетия были предприняты серьезные попытки преобразования Рурского бассейна. Известный отечественный архитектор Л.А. Ильин писал в 1926 г. о путях преобразовании этого региона Германии как о примере претворения идей районной планировки (3). Ю.Л. Косенкова в своей статье приводит анализ Л.А. Ильина опыта Германии тех лет (4). Именно такой, по словам Ильина, «районной планировкой в чистом виде» представлялось преобразование Рурского промышленно-угольного района в Германии. Этот район занимал площадь в 3800 кв. км с населением около 4 млн чел., включая в себя несколько административных единиц с 18 крупными городами. Города, почти равноценные по своему значению, размещались на тесном пространстве, с расстоянием около 9 км друг от друга (Дуйсбург, Мюльхейм, Эссен, Бохум, Дортмунд и др.). Здесь образовалась самая густая в Европе железнодорожная сеть, однако уже перед Первой мировой войной она испытывала огромные перегрузки из-за товарных и пассажирских перевозок. Численность и плотность населения быстро возрастала. Увеличение добычи угля, рост индустриализации, различная административная принадлежность районов вызвали осложнения, и дальнейшее развитие района оказалось невозможным. Общие условия хозяйственной жизни требовали объединения и единых законодательно-планировочных мероприятий. Такой процесс начался еще в 1904 г., а в 1920 г. был принят единый устав Союза поселений Рурской области (5). Это был коммунальный союз, включивший в себя 18 городов, 11 сельских округов с 18 уездными городами и 289 сельскими общинами. Руководило Союзом общее собрание представителей от общин и промышленности (рабочих и предпринимателей), а исполнительная власть принадлежала президиуму, вступавшему в случае надобности в контакт с соответствующим государственным министерством. Практически вся коммунальная, планировочная и законодательная деятельность на территории подчинялась этому органу самоуправления. В том числе была разработана совершенно независимая от государственных железных дорог система сообщения, охватывающая всю область и дававшая возможность быстрого передвижения к местам работы и отдыха. Своей властью Союз мог влиять и на планы развития государственных железных дорог, увязывая их интересы со своими. Союз также активно занимался резервированием и охраной оставшихся зеленых территорий, насаждением новых зеленых массивов, поощряя также частное садоводство и создание образцовых садов. Но, пожалуй, главным в работе Союза было то, что он вмешивался в формировавшуюся тенденцию замкнутой системы расселения, жестко связанной только с определенным видом промышленности, развивавшейся на территории того или иного района. Новое жилище, строившееся по планам Союза, принципиально не привязывалось к какому-то конкретному предприятию, оно располагалось таким образом, чтобы рабочие, переходя с одного предприятия на другое, не были стеснены расстоянием (6). Каждый генеральный план обсуждался совместно с общинами и корректировался, и только после этого становился частью обязательных законодательных постановлений, издаваемых Союзом.

Рассмотренный Л.А. Ильиным опыт, безусловно, важен с позиций выработки подходов к регулированию развития этого региона. Однако реальная реструктуризация территории агломерации и всей Рурской области, носившая комплексный характер, стала осуществляться лишь в последние десятилетия. Коренные изменения рассматриваемой территории явились результатом консолидированной, целенаправленной деятельности федеральных органов власти, правительства земли Северный Рейн-Вестфалия, в состав которой входит Рурская область, а также благодаря активному участию бизнес-сообщества и общественности.

Промышленные зоны Рура (к началу XXI в.). Источник: В.П. Максаковский «Географическая картина мира», т. 1, 2. М., 2009 г.

В результате, как пишет В.П. Максаковский, была принята система мер, способная вывести Рур из состояния депрессии и кризиса (7). К числу главных мер относятся:

1) коренная перестройка, модернизация старых отраслей, в первую очередь угольной и металлургической промышленности;

2) внедрение в структуру производства предприятий новых и новейших отраслей;

3) укрепление образовательной базы;

4) укрепление научной базы;

5) улучшение качества окружающей среды.

Существенное значение, как нам представляется, было придано преобразованию пространственной организации не только агломерации, но и прилегающих к ней территорий.

При осуществлении первого из этих направлений особенно много внимания было уделено угольной промышленности. В 1968 г. в ФРГ был принят «Закон о реструктуризации и обновлении каменноугольной промышленности Германии». Закрытие мелких и нерентабельных шахт привело к укрупнению угледобывающих предприятий. Благодаря этому удалось преодолеть прежнюю технико-экономическую отсталость отрасли. В 2011 г. здесь осталось уже только 3 действующие шахты. В последующие годы (до 2018 г.) предполагается закрытие и оставшихся шахт.

Многое было сделано и для осуществления второго из указанных выше направлений. Примерами «инъекции» новых отраслей в этот старопромышленный район, по мнению В.П. Максаковского, могут служить создание автомобильного завода концерна «Опель» в Бохуме, предприятий концерна «Сименс». На выпуск современных машин и оборудования, транспортных средств были перепрофилированы многие предприятия «грязных» производств.

То же можно сказать о третьем и четвертом направлениях. До середины 1960-х гг. во всей Рурской области не было ни одного университета, а теперь их 5. Первым в 1965 г. был открыт Рурский университет в Бохуме (с набором всего 200 студентов), что послужило важным импульсом для структурных изменений в экономике и повышения общего имиджа Рурской области. В последующие годы в нем стало обучаться до 40 тыс. студентов. В университете занято более 400 профессоров и 4000 других сотрудников. В 1968 г. был создан университет в Дортмунде, где занимаются производственной программистской. Затем появились университеты в Эссене и Дуйсбурге. К началу XXI в. в Рурской области было уже 150 тыс. студентов, т.е. в два раза больше, чем шахтеров. Внедрению университетских научных разработок в практику способствуют и созданные здесь технопарки, связанные с микроэлектроникой, компьютерами, средствами автоматизации и контроля, телекоммуникациями (Дортмунд, Эссен, Хаген, Дуйсбург, Оберхаузен). Наряду с университетами в Руре создано 15 высших школ, значительное число других образовательных учреждений, обеспечивающих общую и профессиональную подготовку подрастающего поколения. Одна из главных задач – создать условия для закрепления молодежи с учетом изменения социально-экономического облика региона и, что не менее важно, заблаговременная подготовка подрастающего поколения к изменяющимся сферам приложения труда.

Без сомнения, одним из важных условий реконструкции социально-экономической основы Рура стала принятая в ФРГ система общего и профессионального образования. Выпускники основных и реальных школ Германии могут продолжить свое образование в профессиональных училищах, в значительной степени ориентированных на дуальный характер. Срок обучения составляет 3 года. Занятия проходят по 3-6 часов в неделю. Дисциплины, которые изучает учащийся в этих учебных заведениях, полностью соответствуют его будущей специальности. Причем почти 3/4 академических часов отрабатывается на предприятиях. В некоторых профессиональных училищах есть общеобразовательные классы. Их выпускники могут поступить для дальнейшего обучения в профессиональные школы повышенного типа. Это медицинские, сельскохозяйственные, домоводческие и другие школы. Срок обучения в них варьируется от 1 года до 4 лет (8).

Значительный междисциплинарный и многоотраслевой характер приобрела в регионе научно-исследовательская деятельность. Её характерная особенность – органичное сочетание фундаментальных и прикладных исследований при значительной ориентации на внедрение их результатов в практику. В Руре более 30 внеуниверситетских исследовательских центров, обеспечивающих и подготовку высококвалифицированных кадров, и трансферт технологий. Широкой известностью пользуются институты имени Макса Планка, Фраунгофера, Лейбница, а также Медицинский кампус в г. Бохуме (9).

Исключительно масштабная и во многом пионерная деятельность проводится в Руре, как и в других регионах Германии, по использованию возобновляемых источников энергии. Два ведущих в мире производителя ветровых турбин, расположенных в Руре, первоначально занимались производством угледобывающей техники. Исследования, проведенные по заказу правительства Германии, установили, что в 2006 г. в секторе возобновляемых источников энергии было занято 259 тыс. человек. Занятость в этой сфере активно поощряется органами власти. Ожидается, что к 2020 г. в указанной сфере будет работать 400-500 тыс. человек, а к 2030 г. – до 710 тыс. В пределах земли Северный Рейн-Вестфалия, в которой расположен Рур, находится 3100 компаний, связанных с указанной выше сферой деятельности (10).

Следует отметить, что большая работа проводилась по переобучению освобождающихся кадров угольной промышленности и последующему их трудоустройству. Определенную часть освобождающихся кадров устраивают на новые места в «зеленой» промышленности. Например, закрытая шахта в Динслакене будет превращена в лесопитомник – 10000 гектаров ивы и тополя, которые будут выращиваться в качестве биомассы для отопления (11).

В связи с радикальной структурной перестройкой экономики сильно изменился и облик ведущих угольно-металлургических концернов. Направленность их деятельности приобрела в значительной мере многоспециализированный характер за счет включения передовых производств.

Отмеченные выше позиции, безусловно, подтверждают мнение В.П. Максаковского, что Рур нельзя отнести к категории депрессивных районов. Это старопромышленный район, переживший своего рода «реанимацию» и теперь находящийся в стадии «выздоровления». По данным немецких специалистов, перспективы его дальнейшего развития будут связаны с тремя следующими отраслями: во-первых, с современной черной металлургией, ориентированной на выпуск спецсталей и других аналогичных видов изделий, во-вторых, с модернизированной химической промышленностью и, в-третьих, с машиностроением, включая автомобилестроение, приборостроение, электротехнику, электронику и т.п. Но еще важнее, отмечает В.П. Максаковский, что ныне в промышленности Рура занята уже только 1/3 рабочей силы, тогда как доминируют по занятости отрасли непроизводственной сферы.

На сегодняшний день сфера услуг играет важную роль в развитии региона. Самыми доходными и быстроразвивающимися отраслями в сфере услуг Рура являются логистика и здравоохранение. В логистике функционирует порядка 5750 компаний. Всего в отрасли занято 90 тыс. человек. Логистические компании Рура обеспечивают 10,6 млрд. евро ежегодного оборота (в том числе и крупнейший речной порт в Дуйсбурге, и исследовательский и образовательный центр в Дортмунде). Около 11 млрд. евро в год обеспечивает индустрия здравоохранения, получившая мощный толчок для развития в конце 20 века. Отрасль, помимо клиник и домов ухода, включает в себя предприятия, занимающиеся прикладными и фундаментальными исследованиями. В целом структура занятости населения Рурской области в ходе реструктуризации претерпела значительные изменения. В 1970 г. 58,4% работающего населения Рура было занято в промышленности, 1,5% – в сельском и лесном хозяйстве и 40% – в секторе услуг. В 2008 г. из 2,2 млн. трудоустроенных жителей области 71% занят в сфере услуг, 28% – в промышленности и 1% – в сельском и лесном хозяйстве (12).

Масштабные и дифференцированные меры по переобучению, трудоустройству и социальной адаптации кадров, освобождаемых с угледобывающих предприятий, привели к существенному снижению уровня безработицы: с 20% в 1980 г. до 12% в 2009 г. Вместе с тем показатели безработицы в Рурской области пока еще превышают средние данные по земле Северный Рейн-Вестфалии и по Германии в целом. В структуре безработицы Рура преобладают жители в возрасте от 55 до 65 лет.

Реструктуризация экономического развития агломерации и региона в целом предопределила коренное изменение не только пространственной организации Рурской области, но и её социально-культурной основы, придав этой территории важную и все более значимую роль в качестве одного из ведущих мировых лидеров в сфере науки, образовании, культуры и искусства.

Одна из многих публикаций, посвященных преобразованиям Рура, весьма точно и образно названа: «Рурский район: от доменных печей к столпам культуры» (13).

Приведем некоторые выдержки из этого источника. Бывший символ немецкой угледобычи и один из самых густонаселенных регионов современной Европы – Рурский район славится своим культурным ландшафтом, которому, пожалуй, нет равных на всем континенте.

Крупные и малые города Рурского района объединяет удачный структурный переход: от превалирования промышленного производства к научно-производственной деятельности, образованию и культуре. Объявленный культурной столицей Европы 2010 года Рурский район продемонстрировал широкой публике необратимую смену имиджа, новую реальность и обретенную идентичность, характерную не только для «большой пятерки» региона Дортмунда, Дуйсбурга, Оберхаузена, Эссена и Бохума, но и для всех более чем 50 городов и городков агломерации.

Культурные события международного значения, такие как «Рурская триеннале», Рурский фестиваль фортепианной музыки и Рурский театральный фестиваль, охватывают весь регион и предлагают зрителям и слушателям самое удивительное и запоминающееся из мира искусств. Музеи изобразительного искусства агломерации в совокупности представляют обширнейшую коллекцию современного искусства: на расстоянии всего лишь нескольких километров в 15 городах расположены 20 музеев. Одновременно они входят в состав объединения, включающего в себя около 200 музеев, в число которых входят открытый в 1883 г. в Дортмунде Музей истории культуры и искусства – старейший в Рурском районе и музей Фолькванг, по залам которого ежегодно проходят около 800 тыс. посетителей. Музейный ландшафт стал неотъемлемой частью рукотворного культурного региона, который в то же время ценит и бережет свое промышленное наследие.

Рурский район – это перевоплощение через культуру и культура как результат перевоплощения, новые концертно-сценические площадки в промышленных цехах и люди, увлеченные переменами. Устремленные в небо доменные печи, газометры и надшахтные копры – символы индустриального прошлого Рурской области – в наши дни уже не используются в целях добычи или переработки угля, а служат концертными и театральными площадками, выставочными залами и галереями. 54 выдающихся памятника промышленного прошлого и настоящего представляет туристический маршрут «По следам промышленной культуры», протянувшийся более чем на 400 км по всему Рурскому району от Дуйсбурга до Хамма и Хагена. В самом Дуйсберге расположен один из самых примечательных отрезков маршрута – пейзажный парк Дуйсбург-Норд, где на бывшей промышленной территории создан многофункциональный парк нового поколения, включающий в себя крупнейший в Европе центр подводного плавания в бывшем газометре, скалодром и многое другое, что, казалось бы, несовместимо с индустриальным комплексом.

Расположенный по соседству город Оберхаузен представляет свой прежний символ – газометр, расположенный между каналом Рейн-Херне и крупным торгово-развлекательным комплексом «ЦентрО», в новом ракурсе. Стальной гигант был построен в 1929 году и долгое время служил газохранилищем коксового предприятия, а в наши дни превратился в один из самых необычных европейских выставочных залов (14). Сейчас эта высоченная «консервная банка» занесена в Книгу рекордов Гиннеса как наивысший выставочный зал Европы. Газометр был закрыт в 1988 году в связи с экономическим кризисом, а уже в 1994 году перепрофилирован в выставочный зал. В общем-то это не обычный выставочный зал, а… «космический». В этом огромном по объему цилиндрическом помещении темно и почти пусто. Лишь слабое освещение создают симметрично прикрепленные к крыше и стенам лампы, напоминающие звезды. Создается впечатление, что вы в космосе. «Космическая» музыка усиливает это впечатление. В виде экспонатов представлены фотографии, сделанные из космоса, объекты, связанные с космосом или побывавшие в нем. Отдельно стоит сказать о стеклянном лифте, поднимающем посетителей на верх газометра. Он двигается так быстро, легко и тихо, что во всей этой «космической» обстановке создается буквально физическое ощущение чего-то неземного. Каждый год газометр посещают до 2,5 млн туристов.

Газометр. Источник: Антонина Спиридончева, «Памятники индустриализации», 2010 г.


Город Эссен по праву может считаться центром культурной столицы Европы-2010 (15). Расположенная здесь угольная шахта Цольферайн – не только объект Всемирного культурного наследия ЮНЕСКО, но и символ перемен во всем регионе.

Неподалеку Бохум – знаменит фестивалем «Рурская триеннале» и концертным залом «Ярхундертхалле», который стал характерным примером современной функциональной архитектуры и одновременно символом обновленного Рурского района. О том, что Бохум когда-то был городом дымящих заводских труб и раскаленных доменных печей, сегодня рассказывает Немецкий музей горного дела – крупнейший в своем роде в мире.


Ландшафтный парк в Дуйсбурге. Источник: Антонина Спиридончева, «Памятники индустриализации», 2010 г.


Кардинальные изменения социально-экономической основы Рурской агломерации были бы невозможны без реконструкции её пространственной организации, инженерной инфраструктуры и создания благоприятной экологической среды. Последнее направление, по мнению В.П. Максаковского, заслуживает особого внимания.

Еще в 1960-е гг. канцлер ФРГ Вилли Брандт выдвинул лозунг: «Вернуть Руру голубое небо!». С тех пор здесь были проведены большие работы, направленные на охрану воздушного бассейна от загрязнения, и теперь уровень загрязнения воздуха в большинстве городов Рура не выше, чем в Берлине, Франкфурте или Мюнхене. Для улучшения водоснабжения здесь были сооружены плотины и водохранилища. Почти все сточные воды теперь подвергаются биологической очистке, исключены сбросы вредных производственных и коммунальных стоков, включая сбор и их обезвреживание, в т.ч. благодаря прокладке (созданию) «продуктопроводов нечистот» параллельно речным руслам (16). Один из наглядных примеров: до недавнего времени река Эмшер считалась самой грязной рекой Германии. В наши дни местные экологи занимаются ренатурацией реки. До 2020 г. на ее берегах будет тщательно воссоздан естественный ландшафт, который тоже станет символом обновленного Рурского региона (17). Один из важных результатов оздоровления окружающей среды, приведенный В.П. Максаковским, показатель лесистости Рурской области, который за рассматриваемые десятилетия возрос до 35%, или выше в два раза. В том числе за счет облесения более 250 шахтных терриконов.

Кардинальные изменения произошли и в сфере транспортной инфраструктуры, в первую очередь в развитии общественного транспорта (18). Для удобства передвижения жителей между городами Рурской агломерации существует целый транспортный ассортимент: комфортабельные автобусы, трамваи (некоторые маршруты захватывают и соседние города), метро (U-bahn), пригородные электрички с частыми остановками (S-bahn), региональные поезда с двухэтажными вагонами и «цуги» – скоростные электропоезда повышенной комфортности. Железнодорожный вокзал Дюссельдорфа обслуживает более тысячи поездов ежедневно.

Причина такой транспортной благодати, как указывается в цитируемом источнике, проста: в Германии общественный транспорт дотируется государством. Притом что разовый билет из Дюссельдорфа в Кельн (это 50 км) стоит 9 евро, эта сумма покрывает лишь половину реальных затрат. Удивительно другое: в Германии никто всерьез не думает, что общественный транспорт можно рассматривать как коммерческое предприятие. Это инфраструктура, как водопровод и канализация.

Реструктуризация экономического и социального развития агломерации и региона в целом предопределила коренное изменение их пространственной организации. Конфигурация месторождений угля во многом обусловило в прошлом размещение сети населенных мест и в целом пространственную структуру региона, ориентируемую, прежде всего, на добычу ископаемого сырья. Кардинальные изменения в структуре экономики и в социально-культурной сфере потребовали иной пространственной организации территории Рурской агломерации. Её отличительные особенности – система узлов и осей развития путем активной поддержки ядер и других подцентров агломерации и эффективных путей сообщения, прежде всего, электрических видов транспорта.

Одна из концепций реструктуризации Рурской области по данным В.П. Максаковского предусматривает такую ее пространственную организацию, при которой должно произойти более четкое размежевание промышленных и селитебных зон, а также создание восьми локальных зон отдыха и пяти зеленых парковых полос, которые пересекли бы всю территорию агломерации в направлении с севера на юг.

Правительство земли Северный Рейн-Вестфалия разработало и приняло проект под названием «Экологический город будущего», призванный продемонстрировать модель экологической перестройки современного европейского города. Из 20 городов этой земли с населением более 50 тыс. жителей, подавших заявки на участие в проекте, были отобраны три – Ахен, Хамм и Херне. В течение ближайших лет их развитие будет происходить при строгом учете важнейших экологических принципов.

Нам представляется, что совершенствование пространственной организации Рура тесно связано еще с двумя направлениями:

– переходом от территории агломерации к более широкому «ареалу» (мегалополису или мегарегиону) в связи с участием прилегающих (соседствующих) урбанизируемых территорий в реализации все более возрастающего разнообразия функций Рура, требующих для своей реализации вовлечения дополнительных ресурсов. Следует отметить, что в Европе и Германии, как свидетельствует С.Б. Титков, распространено также понятие «метропольный регион» (19). Они рассматриваются как моторы социально-экономического, общественного развития страны. В отличие от агломерации, которая состоит из города центра и его субурбанической, плотно застроенной пригородной зоны (в обиходе называем жировым поясом), понятие метропольный регион включает и большие сельские территории, которые связаны с городом центром экономическими взаимосвязями и потоком маятников мигрантов. Для сравнения: агломерация Мюнхен – 2 млн человек. Метропольный регион Мюнхен – 5,6 млн человек. Применительно к рассматриваемому региону соотношение по данным, приводимым С.Б. Титковым, выглядит следующим образом: агломерация – 4,5 млн человек (2012 г.), метропольный регион – 11,7 млн человек (2008 г.).

– совершенствованием системы расселения путем выстраивания определенной иерархии и, прежде всего, региональных и субрегиональных центров с уточнением выполняемых ими функций как внутрирегионального, так и общенационального, а в ряде случаев международного значения, а также путем обоснованного пространственного разделения и кооперации труда между различными частями агломераций и городскими поселениями на основе межмуниципального взаимодействия.


Методы и инструменты, применяемые для реализации цели и задач преобразования Рура


Рассмотренные выше результаты преобразования Рурской агломерации были достигнуты в относительно короткий промежуток времени – на протяжении 3-4 десятилетий. В этой связи крайне важным представляется рассмотрение методов и инструментов, позволивших разработать и осуществить столь кардинальные изменения (20).

По-видимому, можно выделить две группы «механизмов». Первая – это «механизмы», ориентированные на решение специфических задач, связанных с реализацией стратегических направлений комплексной и системной реструктуризации Рурского региона, а вторая – общенациональные механизмы.

Первая группа – это совокупность и непротиворечивость «механизмов», непосредственно ориентированных на развитие Рурской агломерации и Рурского региона, формирование здесь благоприятной среды жизнедеятельности, обеспечивающей возможность устойчивого развития на долгосрочный период. Эта группа является результатом совместной работы федеральных, региональных и местных органов, а также бизнес-сообщества и населения, интересы которого представляют наряду с органами местного самоуправления общественные организации.

Эта группа включает разработку:

– концептуальных стратегических документов и материалов, а также проектно-планировочно-инфраструктурных документов разных масштабов, создающих научно-проектную основу реализации ведущих направлений социально-экономического развития применительно к конкретным территориям и условиям Рурского региона на долгосрочный и среднесрочный периоды;

– налогово-бюджетных и иных финансово-хозяйственных инструментов, ориентируемых на обеспечение целей и задач экономического, социально-культурного развития и пространственной организации Рура;

– новых организационных структур управления, а также корректировку сложившихся структур с учетом кардинальных изменений в социально-экономическом развитии Рура.

Для обеспечения всего комплекса стратегических целей и задач преобразования Рурского региона были разработаны и приняты нормативно-правовые акты, совокупность проектно-планировочных и инфраструктурных документов и материалов, а также отраслевые и территориальные программы, призванные обеспечить их реализацию (21).

Большая доля ответственности за будущее региона отводилась местным властям, которые должны были разработать концепции регионального развития и представить их в вышестоящие инстанции. Одобренные проекты получали финансирование.

Существенное внимание было уделено разработке и применению на практике финансовых механизмов. При этом важно отметить, что в зависимости от стадии реформирования экономики в Рурском регионе происходила и корректировка применяемых финансовых инструментов. На первом этапе реконструкции экономики региона значительное внимание уделялось поддержке угольной промышленности, что позволило бы избежать обвального роста безработицы. С этой целью осуществлялась протекционистская политика, устанавливался особый налог – «угольный пфеннинг», стимулировавший потребителей в использовании рурского угля (этот налог был отменен в 2004 г.). Кроме того, устанавливались субсидии для угольной промышленности, которые в последующие годы существенно снижались. Правительство Меркель приостановило субсидирование отрасли, которое обходилось бюджету ФРГ в 2,5 млрд евро ежегодно (22).

Одной из важных сфер стало предоставление социальных гарантий и финансовой поддержки высвобождаемым работникам предприятий и членам их семей, а также установление различных вариантов пенсионного обеспечения. Одна из распространенных схем – продолжение выплаты сокращаемым шахтерам зарплаты (2,5-3 тыс. евро в месяц) до выхода на пенсию по старости.

Значительное место в процессе реструктуризации принадлежало совершенствованию организационных структур управления и проведению соответствующих мероприятий. Особая роль отводилась местным органам самоуправления. О них скажем ниже. Среди других направлений следует отметить передачу объектов социальной инфраструктуры и производственных площадей, бывших на балансе ликвидируемых предприятий, либо в муниципальное, либо в частное управление. Существенное значение имело создание «Zukunftsaktion Kohlegebiete» – объединение профсоюзов, работодателей и представителей правительства, которое согласовывало планы реструктуризации отрасли и возрождения местных экономик (23).

Среди инструментов, используемых в процессе реструктуризации, существенная роль принадлежит практике реноваций депрессивных территорий. Приведем один пример. В Дюссельдорфе был старый порт, отживший свой век. И городской совет решил сделать на его территории преуспевающий деловой район. В этих целях была задействована система мер, типичная в немецких условиях (24). Из городского бюджета выделяются инвестиции, на которые выкупают землю и тщательно вычищают загрязненную территорию (грунт, кстати, везут на баржах в Роттердам, где есть завод по его очистке, а затем возвращают назад). После этого строят новые здания по проектам, наиболее понравившимся горожанам (выделено нами). И только потом распродают или сдают в аренду площадь, возвращая с избытком средства (25).

Важное значение для реконструкции Рура имела вторая группа – общенациональные «механизмы», сыгравшие и продолжающие влиять на активизацию экономической деятельности на рассматриваемой территории. В этом отношении особое значение приобрело положение, что в ФРГ для любого вида предпринимательской деятельности созданы самые благоприятные условия, особенно важные для жителей районов, переживающих кризисные ситуации. Об этом предметно раскрывается в Российской газете (26).

Неоднократно указывается, что малый и средний бизнес составляет основу немецкой промышленности. Такие предприятия и организации должны выполнять ряд функций в общем производственном процессе: быть поставщиками больших концернов, развивать сферы услуг, научно-исследовательских разработок и свободного творчества. Малыми и средними предприятиями (МСП) в Германии считаются компании, где работает до 500 человек и с оборотом до 50 млн евро. Сегодня в стране существуют около 3 млн МСП. Чтобы получить финансирование, начинающий предприниматель должен предъявить свой бизнес-план в коммерческий банк по месту жительства, который оценит его и при положительном решении о выдаче ссуды направит запрос в Кредитный банк. Там предприниматель сможет получить кредиты по льготным ставкам, которые в среднем на 1-2 процента ниже, чем обычные кредиты в коммерческих банках (их ставки колеблются между 5 и 6 процентами). Срок действия льготных кредитов – десять лет.

Популярной мерой по выводу людей из безработицы стали безвозмездные государственные дотации основателям МСП, которые до этого потеряли постоянную работу. Им вдобавок к социальному пособию, которое составляет 65 процентов от последнего заработка, государство по полгода выплачивает ежемесячную помощь размером в 300 евро.

Наряду с благоприятными условиями для ведения бизнеса важную роль в преобразовании Рурской агломерации, как, по-видимому, и для ряда других районов Германии, сыграли организационно-управленческие механизмы и инструменты.

В этом отношении, прежде всего, необходимо отметить межмуниципальное сотрудничество и взаимодействие. Приведем мнение авторитетных специалистов по этому вопросу – Э. Маркварта и С.С. Исуповой (27).

В зарубежных странах межмуниципальное сотрудничество является широко распространенным явлением, и наработана значительная практика контактов между муниципальными образованиями по широкому кругу вопросов. Весьма характерен в этом отношении и опыт Германии, где основными направлениями взаимодействия между муниципальными образованиями являются, во-первых, сотрудничество политического характера (отстаивание местных интересов, диалог с более высокими уровнями публичной власти как муниципальной, так и государственной), во-вторых, совместное решение вопросов местного значения. В Германии активно действуют союзы общин, союзы городов и союзы районов, имеющие на федеральном уровне объединяющие органы. Среди вопросов местного значения, которые успешно решаются на межмуниципальном уровне: обработка информации, территориальное планирование, развитие образования, водоснабжение и водоотведение, выделение промышленных зон для совместного освоения, развитие розничной торговли, транспорта, жилой застройки, вопросы энергоснабжения и утилизации твердых бытовых отходов.

Основными формами межмуниципального сотрудничества в Германии являются совместные администрации (межмуниципальный исполнительно-властный орган), неформальные встречи между представителями муниципалитетов для согласования позиций и обмена информацией, муниципальные рабочие группы (создаются для решения конкретных вопросов, не имеют статуса юридического лица), целевые соглашения и целевые союзы (к примеру, в случае, когда оказание определенных муниципальных услуг учреждениями одного муниципального образования осуществляется не только по отношению к своему населению, но и для населения соседних общин), создание предприятий, которые обеспечивают предоставление определенных услуг участникам межмуниципального соглашения.

В Германии межмуниципальное сотрудничество, имея давние традиции, активно используется при развитии городских агломераций, что видно на примере Рурской агломерации (Рурский метрополис), объединенной Рурским региональным союзом. В состав Рурского метрополиса входят одиннадцать городов земельного подчинения (Бохум, Боттроп, Гельзенкирхен, Дортмунд, Дуйсбург, Мюльхайм-на-Руре, Оберхаузен, Хаген, Хамм, Херне и Эссен) и четыре округа (Везель, Реклингхаузен, Унна и Эннепе-Рур). Деятельность межмуниципального объединения Рурской агломерации регламентирована Законом о Рурском региональном союзе (от 03 февраля 2004 г.), где прописаны состав, юридический статус объединения, основные функции и руководящие органы. Руководящим органом Рурского регионального союза является Совещание союза («Рурский парламент»). Согласно бюджету Рурского регионального союза расходы за 2012 г. составили 57265650 евро. Среди основных направлений деятельности Рурского регионального союза территориальное планирование, финансирование инфраструктурных проектов, сохранение и развитие рекреационных зон, поддержка регионального бизнеса, развитие туризма.

Межмуниципальное сотрудничество – один из главных факторов преобразования Рурской агломерации, что достигается благодаря умению руководителей городов договориться друг с другом, их желанию сделать жизнь людей удобнее.


Выводы


Рассматривая особенности преобразования Рурской агломерации, осуществленные за чрезвычайно короткий исторический период – 30-40 лет путем использования отработанных и новых направлений и «механизмов», представляется важным сформулировать выводы, полезные в значительной мере и для отечественной практики.

Первое и, возможно, самое главное – преобразования носят комплексный и системный характер. Они были направлены на взаимоувязанное и целенаправленное изменение экономических, социально-психологических и иных «укладов», сопряженных с пространственно-планировочной и инфраструктурной организацией (применительно к разным территориальным уровням), включая формирование благоприятной природно-экологической ситуации и среды жизнедеятельности в целом.

Второе – в результате активной позиции местных органов управления и активного, заинтересованного участия населения удалось, по-видимому, создать обновленную общность людей, при этом не разрозненную, а объединенную общими целями и задачами, реализация которых связана с продвижением коллективных, общинных интересов, и не вступающую в противоречие с индивидуальными интересами. Следует подчеркнуть, что, скорее всего, удалось увязать и все четыре группы интересов: общенациональные, региональные (агломерационные, мегалополисные и региональные), муниципальные и личностные (индивидуальные). Формирование такой общности людей в обычных (типичных) условиях, как показывает исторический опыт, требует вызревания через передачу, накопление знаний и опыта путем смены многих поколений.

Третье – произвести в течение короткого периода смену технологических укладов – с 3-4 на 5 – постиндустриальный, с зачатками 6 уклада. Это многосторонний процесс, включающий:

– переход от преимущественного тяжелого физического труда (в том числе и ручного) в угольной и металлургической промышленности к современным и «продвинутым» производствам и сферам деятельности, основанным на широком использовании инновационных методов и технологий, а также новых форм организации производства и научной деятельности, включая передовые подходы к их пространственной организации (научно-технологические парки и т.д.);

– активное и масштабное формирование системы образования всех уровней при лидирующей роли университетов, сочетающих подготовку кадров и широкий спектр фундаментальных и прикладных научных исследований, не только ориентированных на внутринациональные потребности, но и возглавляющие новые направления, получающие в том числе мировое признание; наряду с высшим образованием широкое распространение получило профессиональное образование на дуальной основе;

– активное, масштабное и разностороннее развитие культуры и искусства, открытие театров и музеев, спортивных объектов, нестандартное использование существующих индустриальных сооружений не только в качестве музейных, исторических объектов промышленных технологий, но и как мест размещения востребованных, современных культурных и спортивных видов деятельности; совокупность указанных объектов – основа познавательного и иных форм туризма, высокий уровень транспортного и гостиничного обслуживания – важные условия для масштабного притока туристов.

Четвертое – формирование новой пространственной организации территории и благоприятной среды жизнедеятельности, включающих:

– переход от экологически неблагоприятной среды (угольная, металлургическая промышленность, ущербные системы ЖКХ, транспортных средств и путей сообщения) к активной природоохранной деятельности с масштабным ростом лесных угодий; исключение открытых выбросов в атмосферу и сбросов вредных производственных и коммунальных отходов и стоков; рекультивация земель и, прежде всего, террикоников и нарушенных земельных угодий, превращаемых в парковые зоны и рекреационные территории; создание предприятий и технологий, ориентированных на переработку «вредных» грунтов и стоков;

– максимальный сбор и утилизация производственных и бытовых отходов (последние позволяют удовлетворять 12% потребности в тепловой энергии); масштабное расширение использования возобновляемых источников энергии, что снижает выбросы ТЭЦ. ФРГ, как указывалось выше, один из мировых лидеров в использовании возобновляемых источников энергии;

– новые подходы к пространственной организации и совершенствованию расселения, направленных на создание благоприятных планировочных, инженерных условий для реализации прогрессивной миссии и приоритетных направлений социально-экономического развития; способствующих повышению конкурентоспособности территории и ее инвестиционной привлекательности; реализации задач внутриагломерационного развития, касающихся упорядочения, рационализации развития муниципальных образований, городских и сельских поселений по вопросам, которые лучше и эффективнее и с большей пользой решать на межмуниципальном уровне; совершенствование транспортного комплекса (транспортного каркаса) с разделением (отделением) транзитного потока от межмуниципальных потоков людей и грузов; улучшение взаимосвязи не только в пределах своего региона, но и соседних территорий, с которыми могут быть общие экономические и иные интересы, включая производственные кооперированные связи, маятниковые миграции населения, а также связи, способствующие формированию единого экономического пространства.

Решение поставленных задач, как показывает опыт Рура, стало возможным лишь в рамках формирования общей (единой) концепции пространственного развития, позволяющей увязать основные элементы пространственной организации агломерации в непротиворечивое единство, учитывая необходимость их увязки в условиях ограниченных территориальных ресурсов; обеспечение применительно к конкретным задачам рациональной последовательности или одновременности, или опережающего по времени реализации (строительства, ввода в эксплуатацию) конкретных объектов.

Пятое – системный подход к управлению и регулированию социально-экономического развития и пространственной организации, включающий:

– разработку концепции и совокупности проектов и проектной документации развития Рурской агломерации и расположенных на её территории объектов;

– законодательное, правовое и нормативное обеспечение;

– финансово-бюджетные и хозяйственные механизмы, позволяющие обеспечить реализацию концепции и проектов развития Рурской агломерации;

– межмуниципальное сотрудничество, активно поддерживаемое на региональном и общенациональном уровне, а также в рамках ЕС;

– мониторинг и методы (инструменты) корректировки направлений совершенствования развития агломерации с учетом результатов наблюдения, изменяющихся внешних условий и новых потребностей внутреннего развития.

Шестое – творческое приспособление и рациональное использование (а не разрушение и уничтожение) прежних объектов индустрии для реализации новых функций, отвечающих стратегическим направлениям социально-экономического развития региона и страны не только в качестве музейных экспонатов, но и путем размещения в них объектов культуры, искусства, спорта и иных сфер деятельности.

Седьмое – активная разработка и практическое использование инновационных направлений, характеризующихся высокой экономической эффективностью и содействующих формированию благоприятной экологической среды: масштабное вовлечение возобновляемых источников энергии и разностороннее развитие «зеленой» промышленности.

Завершая рассмотрение преобразований, происходящих в Рурской агломерации, представляется целесообразным особое внимание обратить на системный подход, обеспечивающий взаимоувязанное, консолидированное развитие всех участников преобразовательных процессов в регионе. При этом важно отметить качественное изменение роли региона и муниципалитетов в разработке и реализации задач по социально-экономическому развитию и пространственному переустройству. Подобный подход представляется важным учитывать при решении сложных задач в отечественных условиях.

Россия стоит перед острейшей необходимостью кардинального преобразования экономической структуры экономики – переход от одностороннего развития хозяйства (лишившего в том числе градообразующей основы многие городские поселения) к его многоотраслевой основе, базирующейся на использовании передовых достижений науки и техники. Такой переход возможен лишь при условии, что в этом процессе практически «на равных» будет участвовать качественно измененная территориально-градостроительная основа, которая должна стать активной и многофункциональной «платформой», солидарно взаимодействующая с другими участниками процесса преобразования экономики региона.

Среди основных функций, реализуемых на территории региона, выделим: подготовку и переподготовку кадров с учетом потребностей новой экономической структуры; развитие фундаментальных и прикладных научных исследований, ориентированных в значительной мере на развитие приоритетных направлений; формирование объектов культуры, искусства, спорта, способствующих созданию креативной атмосферы; развитие инженерной и транспортной системы, а также расселения с учетом изменяемой пространственной организации территорий; формирование общей зоны экологического благополучия. Все это, в конечном счете, будет способствовать созданию благоприятной среды жизнедеятельности и формированию условий для воспроизводства главного ресурса – человеческого капитала.

По-видимому, речь должна идти о новой форме территориально-градостроительной организации, состав и границы которой определяются не только зонами маятниковых миграций (как это имеет место применительно к городским агломерациям), а расположением (или необходимостью размещения) объектов различного функционального назначения, призванных обеспечить (содействовать) развитие стратегических направлений, определяющих место региона в национальном и международном разделении труда.

Одной из важных и не менее значимых задач становится определение направлений, методов и инструментов, обеспечивающих реализацию стратегических направлений и целенаправленное развитие территориально-градостроительной системы. В этом отношении следует выделить законодательно-нормативную базу, финансово-бюджетные отношения, организационно-административные и другие направления. Полноценная реализация всего комплекса направлений возможна лишь при условии активизации местного самоуправления, развития межмуниципального сотрудничества, а также солидарного взаимодействия населения (или представляющих его интересы общественных организаций), бизнес-сообщества, государственных или муниципальных структур управления.



Список литературы

1. Г.М. Лаппо, В.Я. Любовный. «Городские агломерации в СССР и за рубежом». Издательство «Знание», М., 1977 г. В.П. Максаковский «Географическая картина мира» т. 1 и 2. М., 2009 г. В процессе исследования привлекались и другие источники, указанные в последующем изложении.

2. А. Григорьянц. Встреча с Руром, «Известия», 1972, 2 июня.

3. Ильин Л. Планировка Рурской промышленной области // Вопросы коммунального хозяйства. 1926. № 3. С. 178-193.

4. Ю. Косенкова. Районная планировка в СССР. Опыт 1920-1930 годов. Архитектурное наследство. М., 2011. Вып. 55.

5. После международной конференции по градостроительству, прошедшей в Амстердаме в 1924 г, подобные организации стали формироваться и в Америке.

6. Тверской Л.М. Современное жилищное строительство в Германии // Вопросы коммунального хозяйства. 1926. № 3. С. 194-204.

7. В.П. Максаковский, указ. соч.

8. Источник: moeobrasovanie.ru

9. Интернет: Рурская агломерация gfw-nrw, de>nrw

10. http||www.uran.donetsk.ua|-masters|2011\fimm\pharaon\librari\article10.hum

11. Закрытие шахт: смерть с обезболиванием. svpressf.ru 23 мая 2010 г.

12. Курицева Ю.Е., Тургель И.Д. Оценка долгосрочных последствий реструктуризации угледобывающей промышленности в регионах Западной Европы. Журнал «Муниципальная экономика и управление» № 2, 2011 г.

13. Источник: http://www.atorus.ru/

14. Газометр (газгольдер) был возведен для хранения газов, отработанных в процессе сталелитейного производства. Его высота 117 метров. Он был самым высоким газохранилищем в Европе. Антонина Спиридончева «Памятники индустриализации». 2010 г.

15. В Эссене за год было проведено 5500 мероприятий, которые посетили 10,5 млн человек. В его инфраструктуру было вложено 500 млн евро. Идея присуждения звания культурной столицы Европы принадлежит греческой актрисе Мелине Меркури. По её инициативе Совет Европейского союза утвердил это звание. После того как город объявляется культурной столицей года, в него привлекается дополнительное финансирование, в нем организуются культурные и туристические мероприятия. Александра Полетаева. «Рурский котел: как создавали культурный метрополис из шахтерского города». 25.01.2011 г. Сайт «Теории и практики».

16. По данным, любезно предоставленным С.Б. Титковым.

17. Источник: http://www.atorus.ru/

18. Городская агломерация по-немецки – публикация на Конон.ру. Ссылка: http://souz.conon.ru

19. С.Б. Титков. Агломерации и метрополитенские регионы в Германии и Швейцарии (обзор связанных с градостроительством вопросов). Функции метрополитенского региона: руководящие и контрольные; инновационные и конкуренции; вход, выход трансфера достижений; функции символов.

20. Отмечая большую роль В.П. Максаковского в раскрытии этих процессов, представляется необходимым их дополнить исследованиями С.С. Артоболевского, Е.Н. Перцика, С.Б. Титкова, Э. Маркварта, С.С. Исуповой, И.Д. Тургель, Ю.Е. Курицевой, О.В. Грицай, Д.Р. Хамитовой, Э.Ф. Шараевой, А.А. Победина и ряда других специалистов.

21. Шараева Э.Ф. К вопросу о реструктуризации старопромышленных регионов на Среднем Урале (на основе опыта Рурской области Германии). Сборник материалов «Х Международной научной конференции по проблемам экономического развития в современном мире». Екатеринбург, 2013 г.

22. Закрытие шахт: смерть с обезболиванием. (SVPRESSA) 23 мая 2010 г.

23. Курицева Ю.Е., Тургель И.Д. указ. источник.

24. Городская агломерация по-немецки – публикация на Конон.ру. Ссылка: http://souz.conon.ru

25. Следует отметить, что подобный инструментарий намечается применить в Татарстане – ОЭЗ «Алабуга» и в Калужской области – ОЭЗ «Людиново». Для ОЭЗ «Алабуга» существенное значение имеет опыт соответствующих зон Китая.

26. «Российская газета». Анна Розз. «В ФРГ любой вид предпринимательской деятельности разрешен. Ремесленникам дали свободу». Спецвыпуск «Германия», № 6701 18 июня 2015 г.

27. Маркварт Э., Исупова С. Межмуниципальное сотрудничество в Германии. Российская муниципальная практика – 2009, № 67, с. 12-16. А.А. Победин. Перспективы межмуниципального сотрудничества при развитии городских агломераций: опыт зарубежных стран и России. Вестник Омского университета. Серия «экономика», 2013, № 4. С. 43-48.


Архив журнала "Управление развитием территории", № 4/2015 г.