29.01.2020

Пространственное развитие. Новый курс.

Основная проблема эффективного государственного строительства сегодня состоит в том, что, не решив главного, не предъявив обществу стратегию позитивного социально-экономического развития государства в целом и тактику пространственного, территориального планирования страны в частности, а по сути дела, вектор геополитического позиционирования страны в глобальной иерархии, что вкупе и составляет так называемую парадигму государства или «русскую идею», бессмысленно продуктивно заниматься производными, частными проблемами: денежно-кредитной политикой, налогово-бюджетной политикой, регулированием хозяйственной деятельности и т.д.


Между тем она (так называемая «русская идея») буквально лежит у нас всех под ногами и в прямом, и в переносном смысле… Ведь что такое Россия? Это 1730 млн га или 11,6 га на человека. Колоссальное достояние и самое большое мировое богатство. Божий дар, если хотите. Структура использования этого богатства следующая: 1% под землями промышленности и транспорта, 1,1% – земли населенных пунктов, т.е. 2,1% всей территории в той или иной степени урбанизированы. Остальные земли – лес (63%), сельхозугодья (23%), земли запаса или федеральные земли (9%) и все остальные земли иных категорий. Другими словами, более 90% территории не урбанизированы, а в них пустующие сельские поселения числом более 13000, а также вымирающие населенные пункты с числом населения менее 10 человек (например: в Северо-Западном федеральном округе до 50% таких населенных пунктов, а в Центральном – порядка 40%. Что такое современная Россия!? Всего две (вдумайтесь только – две (!)) городские суперагломерации – Москва и Санкт-Петербург – впитывают и обирают целые регионы, и невозможно представить, что было бы, когда по «медвежьим»* планам «великого переселения народов» вместо нынешних 86 субъектов россияне должны были жить в 20 суперагломерациях, которые должны были появиться возле крупных городов!!!

Видимо, не случайно Президент РФ В.В. Путин в своем очередном послании Федеральному Собранию от 1 марта 2018 года, в частности, касаясь перспектив пространственного развития страны, особо подчеркнул: «Активная, динамичная жизнь России с её огромной территорией не может сосредоточиться в нескольких мегаполисах. Крупные города должны распространять свою энергию, служить опорой для сбалансированного, гармоничного пространственного развития всей России. При этом мы поддержим и инициативы, которые позволят нашим малым городам, населённым пунктам сохранить самобытность, по-новому раскрыть свой уникальный потенциал».

Тут, как говорится, «лучше поздно, чем никогда». Вы не поверите, но в наиболее развитых так называемых «демократических» странах разработаны и уже давно (десятилетиями) успешно осуществляются государственные программы по расселению крупнейших мегаполисов в сельские районы. Впрочем, зачем далеко ходить? У нас под боком в братской Белоруссии за государственный счет (!) уже создано 1500 (!) современных агрогородков с полной инфраструктурой и возможностями для дальнейшего, но уже самостоятельного развития и совершенствования. Да и у нас 58% населения тоже хотят иметь собственный дом, на своей земле, но в то же время большинство населения «по Брежневу» продолжает прозябать в архаичных многоэтажных муравейниках.

Говоря всерьез «без дураков» про новую, инновационную экономику – экономику 21-го века, основанную на небольших предприятиях и интеллектуальной собственности, про экономику, которую двигают вперед не «замыслы» госчиновников, а венчурные компании, тем более нет смысла создавать монстроподобные городские образования или так называемые городские агломерации. Новые формы инновационной рыночной экономики вполне укладываются в небольшие городки и даже сельские образования. В развитых странах население, напротив, держится подальше от агломераций, и все больше людей стараются жить и работать в отдалении от крупных городов. Престижным считается жить в небольших поселках, чтобы не страдать от эффектов мегаполиса. Следовательно, вполне можно предположить, что обнародованные в 2007-2008 годах амбициозные устремления правительства Медведева по созданию городских суперагломераций, по построению 20 супергородов и попытки всех туда согнать делались либо по наивности из чисто популистских соображений, либо для отвлечения внимания населения от насущных проблем территорий, но в любом случае – от недостатка, мягко говоря, профессионализма.

Многим тогда уже было понятно, что задача будет не по силам, но еще можно заняться ее обсуждением, можно за государственный счет открывать бесконечные дискуссии, симпозиумы, конференции или затеять под эту марку очередную административную перестройку, что, собственно говоря, и происходило в некоторых субъектах, в том числе и в Новосибирской области. Словом, вместо того чтобы поднимать региональные экономики с колен и заниматься реальными, а не мнимыми проблемами территорий, власти с 2008 года (т.е более десяти (!?) долгих лет) занимались привычным административным творчеством и не менее привычным для них словоблудием. Но творчество творчеством, а кушать очень хочется, к сожалению. Обладайте вы хоть всеми богатствами мира, но если вам нечем питаться, вы полностью с потрохами зависите от других. Бизнес и торговля создают богатства и иллюзию стабильности для избранных, что мы сейчас, собственно говоря, и наблюдаем, но только сельское хозяйство обеспечивает истинную свободу и подлинную демократию для всех.

«… село для России – это не только производство продуктов питания. Это свой, традиционный уклад и образ жизни. Это богатство нашей культуры и самобытность многонационального народа нашей огромной страны» – слова из выступления В.В. Путина на Госсовете 21.04.2014.

C этим трудно не согласиться, но ситуация такова, что в маленьких моногородах, поселках городского типа и сельских поселениях большинства регионов сейчас нет ничего! И поэтому у руководителей субъектов есть простой выбор – или начинать развивать производство повсеместно, по всей территории, чтобы и в наших маленьких городах и поселках можно было жить, работать и размножаться, либо продолжить давно наметившуюся тенденцию, когда территории умирают, и все, кто может бежать, побегут в большие города. А это, как ни посмотри, стратегия отказа от развития России и свертывание ее до масштаба двух десятков городов-миллионников. Слов нет, это делать было проще и понятнее. Всего и нужно-то подстегнуть уже существующие негативные тенденции. Зачем развивать территории вне так называемого агломерационного списка?! Население там почти вымерло – пусть вымирает еще быстрее. Пусть те, кто могут, еще быстрее убегают оттуда в крупные города, а мы для них построим «доступное и комфортное жилье» от 70000 руб. за квадрат, а заодно, чтобы не заскучали, подсадим на ипотечную иглу. Такая, с позволения сказать, «стратегия» пространственного планирования – «пусть люди уедут в несколько городов-миллионников» – рано или поздно привела бы нас к следующему этапу – «пусть они уедут еще куда подальше»: в Австралию, Италию или куда угодно, ибо последние предлагают несравнимо более высокое качество жизни. Но остаётся неясным вопрос, надо ли региональным властям ускорять «опустынивание» своих и так теряющих население земель?!

Подобная «лукавая» политика была чревата распадом региональных систем расселения, обезлюживанием и, как следствие, утратой контроля за большей частью территории. А это, как вы понимаете, совсем не шуточные «замыслы»! В настоящий период, период так называемой социально-экономической стабилизации и накопления стратегических резервов для модернизационного прорыва (рывка), наиболее оптимальным, видимо, является аналитическая работа по актуализации перспектив развития и подготовка условий и предпосылок для полноценного участия Западно-Сибирской полицентрической конурбации (Новосибирская, Омская, Томская, Кемеровская область и Алтайский край) в глобальной конкуренции и межрегиональном соревновании с целью реализации комплексного плана развития этих территорий.

«… для Новосибирской области важнее решить проблемы Барабинска, Тогучина, Татарска, Куйбышева... Соответственно, необходимости в концентрации производственных сил вокруг крупных городов я не вижу» – слова из выступления Губернатора Красноярского края В.А Толоконского на Всероссийской конференции «Развитие городских агломераций России: проблемы и перспективы», май 2015 г. Это с одной стороны. А с другой: «… Все предпосылки для создания конурбации на территории Сибири имеются, – заявил генеральный директор Российского института градостроительства и инвестиционного развития «Гипрогор» Михаил Грудинин, – создание такого объединения на базе четырех сибирских регионов принесет ощутимый экономический эффект. Концентрируя Омск, Томск, Новосибирск, Кемерово, Новокузнецк, мы получаем свыше 5 миллионов человек, так называемый сибирский Санкт-Петербург. Такой концентрации в Сибири и на Дальнем Востоке у нас больше нигде нет, и не будет».

Кроме того, упор стоит сделать на внутренней перестройке уже существующих территориальных образований – субъектов РФ, подготовке их к функционированию в условиях довольно длительной стагнации. И здесь сохранению и использованию «прихватизированных» особо ценных пригородных сельскохозяйственных угодий по их прямому назначению должен быть отдан несомненный приоритет.

«Нужно ввести в оборот миллионы гектаров пашни, которые сейчас простаивают, находятся в руках крупных землевладельцев…» – слова из ежегодного послания В.В. Путина Федеральному Собранию РФ, 03.12.2015 г.

На этом фоне более чем странными представляются продолжающиеся кулуарные разговоры под все нарастающий «агломерационный шумок» о предстоящем «неизбежном» расширении границ и так уже непомерно растянутого Новосибирска с необоснованно низкой для современного мегаполиса плотностью застройки(Новосибирск – 30 чел/га; Стокгольм – 112 чел/га; Копенгаген – 66 чел/га) и неразвитой до необходимого современного уровня транспортной и инженерной инфраструктурой. Этот повышенный интерес к территориальной экспансии, как представляется, связан с весьма заманчивой перспективой коммерческой застройки престижных пригородных земель, а не с решением действительных насущных городских проблем.

По большому счету, в условиях импортозамещающего этапа развития отечественной экономики единственное средство сохранить стабильность крупных городов – это сельское хозяйство. Поэтому не агломерационное опустошение, а заселение и «новое» освоение земли русской, земли сибирской – вот сверхзадача государственной и региональной территориальной политики. Проектирование же так называемых городских агломераций – это блокирование нашего человека в «черте оседлости» в угоду народу, но только уже другому, хорошо бы еще «французскому». По сути, такой агломерационный сценарий пространственного планирования территорий в долгосрочной перспективе неизбежно привел бы наш народ к ограничению его естественной, природной пассионарности через добровольно-принудительное сокращение его жизненного пространства, что является прямой угрозой самому существованию так называемого русского мира. В геополитике – глобализация; в экономике – монополизация; в градостроительстве – агломерация. Все это звенья одной цепи, сковывающей до сих пор наш суверенный путь развития.

Отсюда задача – любой ценой защитить свое исторически сложившееся жизненное пространство от внутреннего и внешнего (врага) посягательства через реализацию многополярности в пространственном планировании и социально-экономическом развитии как альтернативе сплошной коллективиза…, простите, агломеризации.

Целью современной территориальной и градостроительной политики должно стать не освоение новых пространств и безумное, глобальное агломерирование, а реабилитация сельскохозяйственных и промышленных зон, конверсия обширных городских деградирующих районов, т.е. – полномасштабная реконструкция и реновация.