17.03.2019

Ценностный подход в методологии исследования культурного пространства сибирского города (на материале Омска)

Статья посвящена рассмотрению возможностей ценностного подхода в методологии исследования культурного пространства города. Показана специфика города как объекта ценностной ситуации, культурно-историческая и личностная обусловленность ценностного отношения к городу, связь ценностей со смыслом жизни человека и ситуациями жизненного выбора. Влияние ценностей на формирование миграционных установок продемонстрировано на материале Омска.


Деятельностный подход к исследованию культуры определяет ее как «форму деятельности людей по воспроизведениюи обновлению социального бытия, а также включаемые в эту деятельность ее продукты и результаты» [3, с. 37]. 

В более развернутом определении культуры В.С. Степина в рамках этого же подхода акцентируется внимание на сложных взаимосвязях, которые существуют между структурными элементами культуры и влияют на изменение социального бытия: культура – это «система исторически развивающихся надбиологических программ человеческой жизнедеятельности (деятельности, поведения и общения), обеспечивающих воспроизводство и изменение социальной жизни во всех ее основных проявлениях. Программы деятельности, поведения и общения представлены многообразием знаний, норм, навыков, идеалов, образцов деятельности и поведения, идей, гипотез, верований, целей, ценностных ориентаций и т.д.» [7, с. 341]. Важная роль здесь отводится ценностно-нормативному компоненту и его связи с деятельностным содержанием культуры, которое направлено на воспроизводство человеческого в человеке.

Изучение производства и функционирования системы образований, задающих своеобразный теоретический уровень культуры, в качестве которых выступают знания, верования, стандарты деятельности и поведения, ценности, идеалы будет продуктивным при использовании ряда взаимосогласованных исследовательских подходов. В данной статье основное внимание уделяется возможности применения в этом ряду аксиологического подхода.

Учитывая, что в современной цивилизации культура производится и воспроизводится в городе, важно изучать культурные феномены (знания, верования, ценности, идеалы, мифы и др.), связанные уже с конкретной городской средой, применение аксиологического подхода позволит выделить своеобразие связи универсальных и локальных городских смыслов и ценностей в физическом и метафизическом пространстве конкретного города.

Современная городская культура вмещает в себя культурные ресурсы прошлого, которые открываются в архитектуре города, в его истории, в отражении этой истории в искусстве, в образовательной среде города. Повседневная жизнь современного человека проходит в декорациях застывшего в архитектурных памятниках прошлого. Но историческое наследие запечатлено не только градостроительной средой. Также оно сохраняется в традициях и обычаях городской жизни, в поведенческих практиках жителей города. Самосознание горожан, их личностная идентичность тесно связаны с культурным пространством города.

Человек не просто существует в пространстве города как единица социума, а испытывает к городу вполне определенные чувства, причем спектр их переживаний достаточно широк: любовь, неприязнь, равнодушие, жалость, гордость, восхищение, ностальгия – этот ряд перечислений можно продолжать достаточно долго. Город находит свое место в системе ценностей человека. Отношение человека к городу можно рассматривать в терминах аксиологии, попытавшись понять прежде всего ценность города и город как ценность.

Сами ценности культурно-исторически обусловлены и тесно связаны с городской культурой. В.И. Плотников генезис ценностных представлений человека относит к эпохе становления первых цивилизаций и связывает это с тем, что в первых городах-государствах ослабло общинное и мифологическое регулирование первобытного общества, ориентированное прежде всего на пользу. В первых городах новой формой универсального проектирования жизни и деятельности как отдельного человека, так и социума становится ценность [6, с. 1003–1004].И в этот же период времени сам город начинает осмысливаться как ценность и благо. Начинает формироваться городской дискурс, источником которого выступает аксиологически-смысловая сфера города, основными идеями и ценностями которой являются идеи рациональности, единства, порядка.

Историческая психология при исследовании проблем выделения человеком себя в составе социальной группы изучает и появление особой психологии горожанина, отмечая при этом, что «человек города» – это принципиально новый тип жителя, и его формирование явилось одним из важнейших структурообразующих моментов в развитии города. Новая «городская» психология складывалась как нечто отличное от общинной психологии, город противопоставлялся всем прочим формам поселения: деревне, степи. Город становился социальной ценностью, осмыслялся как особое образование и житель нового типа был способен оценить этот факт, воспринять городскую жизнь с ее достоинствами и недостатками. С.В. Бондарь (на материале Ассирии) относит кIII –II тыс. до н.э. становление такого субъекта действительности как горожанин [2, с. 128].

Идеалы, ценности и нормы городской культуры формировались в ходе исторического развития города. Они фиксировали ряд возможных образцов, моделей воспроизводства человека городского, присваивая которые человек выстраивал свой тип отношений с городом. Индивидуальное отношение человека к городу находит свое отражение в психологическом аспекте городской аксиологии. На отношение к городу как к ценности влияют переживаемые и осознаваемые смыслы, запечатленные в городском ландшафте и сохраняемые городской культурой. Они делают возможным существование некоего своеобразного нового переживаемого измерения – субъективной социально-психологической городской реальности.

Ценностные установки по отношению к городу зависят от того, как он связан с жизнью человека: является ли жизнь в этом городе осознанным выбором человека или он живет в нем в силу «инерции» своей судьбы, подчиняясь вынужденным социально-экономическим обстоятельствам, или просто не рефлексируя по поводу пространства жизнепроживания. При этом в повседневной жизни вполне очевидна ценностная «неравномерность» городской среды: престижность жизни в центре и маргинальность существования на окраине [1, с. 24]. Аксиологические аспекты архитектуры, вопросы о ценностных параметрах городской среды требуют своего решения [1, с. 26].

Ценностное отношение к городу напрямую зависит от насыщенности городской культурной среды, от «толщины» культурного слоя города, от его включенности в мировые культурно-исторические процессы. Великие города мира, внесшие свой вклад в историю человечества, вызывают глубокую привязанность у множества людей, привязанность эта может иметь не только культурно-историческое, но и личностное содержание, которое способно добавить жизненному опыту человека дополнительную глубину.

Ценностное отношение к городу зависит и от биографии человека. Как правило, город детства нагружен ценностными переживаниями, если человек покинул этот город, то город воспринимается ностальгически, так как связан с воспоминаниями о счастливых периодах жизни, о времени детства и юности, когда вся жизнь была впереди и таила много возможностей.Город воспоминаний, безусловно, не совпадает с реально существующим городом и возвращение в город детства может быть не только вдохновляющим, но и болезненным при драматическом несовпадении воспоминаний и реальности. Город, сохранившийся в воспоминаниях, может представлять собой сочетание черт реального и идеального города.

Идеальный город – это некий конструкт, позитивное представление о том, в каком городе хотелось бы человеку жить.Идеальный город так же является объектом ценностного отношения и может также напряженно переживаться человеком. Человек может идеализировать реально существующий город, в котором он никогда не был, но хочет туда попасть. Процесс идеализация запускается мощным культурным бэкграундом, связанным с городом, фиксируется в языке, в выразительных афористических фразах: «все дороги ведут в Рим», «увидеть Париж и умереть», «Париж стоит мессы» и т.д., эти устойчивые выражения подчеркивают значимость города. Но верно и обратное – афоризмы такой силы воздействия есть только у городов так «нагруженных смыслом», что стоит только произнести название города (Берлин!) – сразу всплывает весь набор представлений. Совокупность таких представлений, насыщенных историей и историями, образует особое нарративное пространство – пространство познаваемое и переживаемое, способное «перекрывать» физический город и образовывать дискурсивное поле «воображаемого» города [4, с. 105].

В теории ценностей традиционно уделяется особое внимание двум сторонам существования ценностей: феноменальной, доступной для восприятия, познания, оценки, и ноуменальной, не зависящей от субъекта переживания и постигаемой особой интуицией. Город как ценность для субъекта переживания – горожанина – составляет феноменальную сторону урбанистической аксиологии. Ценность города, существующая объективно, не зависящая от субъекта переживания, образует ноуменальную сторону аксиологической сферы города.

Переживание города как феноменологическая репрезентация городской аксиологии представляет собой особую бытийную форму жизненного и культурного освоения и присвоения города, в которой осуществляется процесс перехода в субъективный внутренний мир человека объективированных форм проявления сущности города. Универсальная способность переживания преломлять в себе значимые смыслы и отношения позволяет выстраивать в сознании (и бессознательном) горожанина соотношение «человек – город».

Субъективность индивидуальных ценностных переживаний объективируется в формах и реалиях городской культуры и образует аксиологическую сферу города, которая существует на грани объективной реальности города и субъективного отношения человека к городу.

Структура ценностной ситуации применительно к аксиологической сфере города включает в себя: субъекта ценностной ситуации, то есть человека, испытывающего определенные чувства, переживания, желания по отношению к городу, город как объект ценностной ситуации и непосредственно ценностное отношение, связывающее человека и город. Что касается субъекта ценностной ситуации, то значимость города для индивида по-разному проявляется в жизни людей. У одних – это будет чем-то несущественным, у других настолько значимым, что перейдет в разряд личностных ценностей, и будет влиять на ценностную ориентацию личности и на саму психическую структуру личности в целом.

В.И. Плотников отмечает специфический аспект существования ценностей: сам способ существования ценностей оказывается уникальным – пока человек не оказывается в ситуации жизненного выбора, для него нет никаких ценностей[6, с. 1004]. Какой же самый значимый жизненный выбор касается города? Конечно, это решение уехать или остаться. Это решение зависит от наполненности ценностным содержанием отношения человека к городу. Является ли этот город для человека ценностью? Может ли он реализовать в пространстве города свои жизненные смыслы? Или город будет выступать препятствием для их реализации?

Смысл жизни теоретически описывается с помощью категорий идеального и реального, целостности, ценности. 

По Д.В. Пивоварову, смысл жизни человека – это умопостигаемая целостность всех его духовных и душевных проявлений. Смысл жизни, идеальный по природе, обнаруживает себя в повседневной реальности в поступках, установках, поведении, в отношениях человека к своему и иному, но при этом не может быть сведен к простой сумме значений отдельных событий. Вместе с тем в «пограничных ситуациях», критических выборах идея индивида становится отчетливо зримой.[5, с. 253–254].

В Омске в сфере формирования миграционных установок заострилась ситуация критического выбора в среде молодых креативных жителей города. Традиционно существующие миграционные установки: добиваться успеха и реализовываться в своем городе или уезжать в поисках лучшей судьбы в другой город, – в настоящее время предельно актуализировались. Житель Омска как субъект ценностной ситуации испытывает довольно сложный комплекс чувств по отношению к Омску как к объекту ценностной ситуации.

С одной стороны, инициативная работа по выявлению ценностей жителей города, проведенная институтом территориального планирования «Град» в рамках разработки мастер-плана Омска, показала, что люди достаточно внятно выделяют элементы своего ценностного отношения к городу. Оказалось, что для горожан Омска особой ценностной маркировкой наделены:


  • сами омичи (небезразличие к судьбе города жители проявляют в разных формах: инициативности, критической рефлексии – пресловутое «омское нытье», самоиронии);
  •  спокойный и размеренный ритм жизни в городе;
  • климат и ландшафт («Сибирь закаляет», образ Омска как «города Солнца», ландшафт речной долины);
  • реки города (сформировался четкий общественный запрос на то, чтобы вернуть реки городу – продолжить реконструкцию набережных);
  • современная культура, источником развития которой выступает противоречие между традиционной культурой и контркультурой;
  •  и ряд других достаточно явно сформулированных ценностных предпочтений (промышленные традиции, поиски самобытной исторической локальной идентичности и т.д.)[9].


С другой стороны, высокая степень критической рефлексии, присущая жителям города, все более усугубляющаяся депрессивность города, отсутствие улучшений в экономической, социальной и политической сфере влияет на возрастание потенциальной готовности населения выбирать для жизни другой город, реализовывать свой жизненный смысл в другом месте. Для активной части городского населения, прежде всего, молодого, обладающего высоким образовательным статусом Омск превращается в фактор фрустрации, в то, что видится препятствием на пути к достижению жизненных целей. Нереализуемость городских инициатив приводит к общему ощущению неудачи среди активных горожан, постоянные неудачи способны привести к безнадежности. «Поскольку человек – существо социальное, надежда и безнадежность оказываются не только характеристиками внутреннего мира индивида, но функционируют также как групповые и даже общественные настроения»[8, с. 117].

Такая общественные настроения характерны не только для Омска, но и для всех сибирских городов в разной мере. Однако, можно привести в качестве примера Томск, в котором пессимистическое мироощущение выражено намного меньше, можно обратить внимание на сложившиеся в этом городе теоретически оформленные городские практики и предпосылки для выработки стратегии по работе с образом города так, чтобы образно-ценностный аспект города подчеркивал его уникальные преимущества, сильные репутационные стороны и рождал желание связать свою жизнь с этим городом[10, с. 57–58]. Безусловно, опираться эта разработка ценностных образов должна на объективную реальность города. Судя по всему, в Томске эти практики оказываются работающими. В Омске же негативная миграционная установка вследствие антропологической специфичности омичей («ноющий омич» как метафора рефлексивности и негативной идентичности) начала отчетливо осознаваться и выражаться ярче, чем в других сибирских городах.

Таким образом, город как объект ценностной ситуации имеет ряд особенностей. Прежде всего, он дает повод для переживаний, так как представляет собой совокупность событий – в городе всегда что-то происходит, происходило ранее или будет происходить в ожидаемом недалеком или угадываемом далеком будущем. Также отдельные аспекты объективной реальности города: социальная среда, вещная среда, историческая среда, сам городской образ жизни с присущими ему реальными или иллюзорными возможностями – для человека ценностно маркированы. Объектом ценностной ситуации может быть как реальный, так и идеальный город, может быть город, в котором человек живет и тот, в котором он никогда не был, но стремится попасть. Великие города, чья судьба оставила свой отпечаток в мировой культуре и истории, чаще становятся объектами ценностной ситуации, чем города культурной провинции, но, тем не менее, ни один город не остается нейтральным для этических или эстетических переживаний живущих в нем людей.

В ценностном отношении объединяются объективная и субъективная реальность города. Ценностное отношение субъекта ценностной ситуации к городу как к объекту ценностной ситуации выступает одним из факторов формирования городской идентичности.


Список литературы:

1. Аванесов С.С. Городское пространство как антропологический феномен // ΠΡΑΞΗΜΑ. Проблемы визуальной семиотики. – 2018. № 2 (16). – С. 10–31.

2. Бондарь С.В. Ассирия. Город и человек. (АшшурIII–II тыс. до н. э.). – М.: «Древлехранилище», 2008. – 232 с.

3. Кемеров В.Е. Культура // Современный философский словарь / Под общей ред. В.Е. Кемерова. – Лондон, Франкфурт-на-Майне, Париж, Люксембург, Москва, Минск: Панпринт, 1998. – С.433.

4. Линднер Р. Текстура, воображаемое, габитус: ключевые понятия культурного анализа в урбанистике // Собственная логика городов: Новые подходы к урбанистике / Коллективная монография; под отв. ред. Хельмута Беркинга и Мартины Лёв. – М.: Новое литературное обозрение, 2017. – С. 101–116.

5. Пивоваров Д.В. Основные категории онтологии – Екатеринбург: Изд-во УрГУ, 2003. – 268 с.

6. Плотников В.И. Ценность // Современный философский словарь / Под общей ред. В.Е. Кемерова. – Лондон, Франкфурт-на-Майне, Париж, Люксембург, Москва, Минск: Панпринт, 1998. – С. 1001–1005.

7. Степин В.С. Культура // Новая философская энциклопедия. – М.: Мысль, 2001. – Т. 2. – С. 341–344.

8. Федяев Д.М. Надежда и безнадежность // Рациональность иррационального /Под ред. В.И. Колосницына. Екатеринбург: Изд-во Урал. Ун-та, 1991. – С. 110–129.

9. Ценности. Омск // Проект: Мастер-план города Омска. –URL:http://itpgrad.ru/node/2344(дата обращения: 24.07.2018).

10.Щербинин А.И., Щербинина Н.Г. К постановке проблемы внешнего позиционирования университетского города // Вестник Томского государственного университета. – 2012. № 359. – С. 53–58.


Ссылка для цитирования: Горнова Г.В. Ценностный подход в методологии исследования культурного пространства сибирского города (на материале г. Омска) // Материалы Всеросс. научно-практической конф. с международным участием «Сибирский город в фокусе гуманитарных исследований: к 400-летию г. Новокузнецка» (Новокузнецк, 25–26 октября 2018 г.) С. 17–24.