13.07.2020

Градостроительство и жилищное строительство в РФ: цели и перемены

1

Целеполаганию, определяющему цели развития, необходим комплекс ресурсов. Одним из важнейших ресурсов является состав методов и инструментов, обеспечивающих оптимизированное достижение поставленных целей. Отвечающие критерию соответствия этому признаку методы и инструменты могут считаться целевыми.

Чем больше они представлены в составе средств управления развитием и чем они осмысленнее, тем в большей мере можно рассчитывать на успех. Ниже какого-то минимума в использовании таких средств управление становится хаотичным, изобилующим пустыми шумами, невнятностью, более того, контрпродуктивным, стратегически обременяющим либо вообще уводящим в сторону тяжелого проигрыша.

Россия, будучи страной межконтинентального масштаба и сердцем земной суши, обладает собственной цивилизационной спецификой и должна найти присущие именно ей формы позитивного жизненного и градостроительного обустройства своих граждан. Причем найти их необходимо в создавшихся на сегодня конкретных условиях тумана мировых процессов.

Российская традиция последних веков именовала градостроительством определение ключевых точек, путей, стратегически важных узлов страны, близлежащих территорий и акваторий, исходя из представления о военной, торговой, хозяйственной их значимости. Укрепление либо создание в этих местах городов, крепостей, сел и опорных пунктов обеспечивало удержание таких территорий в границах России. Для государства, как и для городов, поселений, градостроительство становилось искусством и способом осмысленного роста. Многое могло меняться в быстро мелькающих современностях, но сохранялась длинная воля обычаев и правил укрепления, зонирования городов, прокладки улиц, формирования участков домов и поместий, их габаритов, противопожарных и оборонительных приемов, санитарных ограничений. Архитектура города становилась средой и генетическим источником архитектуры ансамблей, храмов, зданий и их исторической ценности.

Но прежде всего градостроительство понималось как развитие и удержание территории страны, искусство стратегии выстраивания, выращивания географического тела государства, использующего все возможности для обеспечения своей устойчивости в окружении стран, стремящихся к прямо противоположному. Идея своего роста была понятна всем. Мир жил этой идеей. Опыт такого понимания градостроительства позволил России стать самым большим единым государством планеты и по сию пору удерживать национальную систему расселения от Балтийской России до Тихого океана.

Находящаяся сегодня в разгаре структурная трансформация российской национальной системы расселения под напором примитивного коммерческого градостроительства носит во многом стихийный характер. Стремительный рост Москвы и Санкт-Петербурга с окружающими их территориями, нескольких других мегаполисов и регионов с благоприятными природными условиями, где можно найти работу и приобрести жилье, притягивают к себе население из всех дальних и периферийных регионов, где этого нет. Не удается остановить исход населения из регионов Дальнего Востока, Сибири, Нечерноземья, с северов. Остановился или пошел вспять рост многих городов – промышленных центров, таких как Омск, Владимир, Иркутск и многих-многих других. Происходит, по сути, геометрическая кластеризация распределения населения, отвечая закономерностям дальнейшего разбухания уже растущих образований, вымывания нормальных и разреженных. То есть происходит нечто противоположное стратегиям и замыслам исторически успешного градостроительства нашего государства.

Это первый и главный вызов территориальной устойчивости страны. Российское градостроительство должно сменить вектор и отказаться от сегодняшних приоритетов развития в пользу лишь нескольких мегаполисов и их агломераций. Пересмотреть нормы и условия короткого инвестиционного расчета бенефициаров строительства высотных бетонных жилых кварталов с малыми квартирами и запредельной плотностью застройки. Россия должна вернуться к градостроительству, осмысленному как пространственная планетарная основа исторически преемственной геоструктуры российской государственности.


2

В полном согласии со смыслами национальных целей, конкретизированных в том числе положениями национального проекта «Жилье и городская среда», приняты его целевые параметры в качестве высшего по рангу государственного целеполагания в сфере жилищного строительства России. Он, безусловно. выполним в своих целевых показателях.

Более того, поскольку жилищный проект имеет дело с градостроительством в части планирования национальной системы расселения, развития совокупной инфраструктуры и производства, является необходимым условием демографического роста, его реализация напрямую связана с задачами других национальных проектов. Проектов, теряющих вне решения вопросов градостроительной локализации свою стратегическую определенность. Например, Дальний Восток может стать местом размещения крупнейших центров здравоохранения, авиа- и судостроения, космодрома с его инфраструктурой и т.п. согласно отраслевым национальным проектам, но вне жилищного базиса, способного сделать Дальний Восток привлекательным для жизни, уровень полезности таких объектов будет заведомо меньше ожидаемого.

Управленческие схемы реализации каждого из национальных проектов должны подразумевать их взаимную координацию по параметрам, в том числе по тем, которые подлежат определению в составе жилищного проекта.

Сегодня проект «Жилье и городская среда» паспортизирован как инерционный, то есть подразумевающий продолжение сегодняшней политики строительства железобетонных жилых зданий повышенной этажности (МКД). Средняя их высота в 2018 году превысила 18 этажей; квартиры на две трети от числа вводимых – это студии, одно- и двухкомнатные малые квартиры; в результате получается очень высокая плотность населения – тысяча и более человек на гектар. Идет сосредоточение населения на нескольких интенсивно застраиваемых территориях мегаполисов и их агломераций. Около половины ввода жилья осуществляется в пятерке субъектов РФ.

Очевидно, что движение по инерции приведет к серьезнейшим проблемам для страны. Это вызвано принципиальной технико-экономической и социально-демографической ущербностью такого типа зданий и застройки из них. Остановимся на главных пунктах, предостерегающих от инерционного продолжения и тем более наращивания такой практики.

Первый – продолжение глубокой деформации национальной системы расселения, падение роли малых и средних городов, сел как основы удержания и развития единого социально-экономического, геополитического и географического организма страны.

Второй – высокая и продолжающая нарастать стоимость энерго- и ресурсопотребления как строительства, так и эксплуатации МКД; низкий коэффициент выхода площади квартир на этаже ввиду большого количества лифтов, лестниц и коридоров, занимающих тридцать и более процентов площади этажа; значительное более высокие затраты на возведение сравнительно с малоэтажным жильем.

Третий – безопасность. На всех уровнях ее оценки: города как целого, квартала, квартиры. Застройка, о которой мы говорим, весьма уязвима. Город, избыточно централизующий свою инфраструктуру, всегда подвержен рискам сбоев, в том числе искусственных. Квартал, жилой комплекс при столь высокой плотности населения вынуждены пренебрегать многими гигиеническими и экологическими качествами, иметь детсады на сотни и школы на тысячи мест вместимости каждая. Минимум зелени, много проездов, остро не хватает автостоянок, мало мест для игр и прогулок. Квартира. Отсутствие отработанных средств спасения при чрезвычайных ситуациях для жителей высотных домов. Растущие вместе с ростом этажности санитарно-гигиенические проблемы: проветривание и вентиляция, звукоизоляция, диффузное проникновение запахов, микробов. Абсолютная для многих инвалидов зависимость от лифтов, автоматическое отключение которых происходит в аварийных ситуациях.

Четвертый – отсутствие массовых технологий реконструкции при коротких нормативных сроках эксплуатации зданий 50 лет. В случае сноса – необходимость транспортировки и утилизации гигантских объемов лома железобетонных конструкций, исчисляемых сотнями миллионов тонн. Каждый квадратный метр в таких домах весит более тонны, а у нас около миллиарда кв. м жилья постройки до 1970 года. Амортизация наступила, реконструкция оттягивается во времени, намерение продолжать в том же духе приведет к стратегически тяжко обременяющим последствиям.

Пятый – нарастающий избыток малых квартир и недостаток таких, которые отвечают целевым показателям жилобеспеченности, способных стимулировать демографический рост и сменить тренд уменьшения населения на его рост. Такие квартиры в многоэтажных МКД практически не строятся, платежеспособный спрос на них недостаточен. При этом малоэтажные квартирные и индивидуальные жилые дома, имеющие в 1,5-2,5 раза большую площадь и в 1,5-2 раза более низкую себестоимость строительства, могут обеспечить весьма значительное расширение групп массового платежеспособного спроса на жилье, отвечающее запросам демографической перспективы.


3

Перечисленные факторы широко известны, недостатки таких домов во всем мире осознаны, их строительство прекращено в большинстве стран. Однако национальный проект «Жилье и городская среда» согласно своему паспорту продолжает использовать инерционный сценарий.

Два момента жестко определяют длительность и динамику рыночного взаимодействия сторон: платежеспособность спроса на конкретный продукт и способность производителя видоизменять этот продукт внутри узких рамок обеспеченного спроса. Сегодня осуществляется в основном снижение площади квартир и их переход в размер студий. Малых квартир значительный переизбыток, спрос на них падает, нужен маневр выстраивания новой линейки продуктов.

Рост показателей жилищной обеспеченности до 30-33 кв. м на человека к 2024 году, что устанавливает национальный проект, делает 20-метровые квартиры явлением иной эпохи. При средней величине семьи 3-4 человека средняя площадь строящейся квартиры должна быть 90-120 и более кв. м. ИЖС реализует этот фактор, имея среднюю площадь жилья 135-140 кв. м. Квартирные, но малоэтажные дома позволяют устраивать выход на лестничную площадку двух-трех квартир с площадью по 80-120 кв. м каждая. Это начнет снимать проблему расхождения между ростом средней жилой обеспеченности и средней площадью строящихся квартир.

Малоэтажные дома предъявляют более простые требованиями к конструкциям и инженерному оборудованию, что делает себестоимость квадратного метра в среднем на треть ниже по сравнению с многоэтажными. Индивидуальное жилищное строительство по стоимости может стать еще более экономичным и в значительной своей части ориентироваться на деревянные конструкции, высокую энергоэффективность и полную экологическую «растворимость» при утилизации. Уменьшается потребность в дорогостоящей многоуровневой транспортной инфраструктуре, обслуживающей сгустки жилых мегакомплексов, осуществляется переход на локальные в основном категории дорог и новые типы мест приложения труда.


4

Практика говорит о стихийно начавшемся структурном маневре за счет безостановочного расширения сектора индивидуального жилищного строительства (ИЖС), осуществляемого сегодня по заказу и на средства конкретного домохозяйства. Сектор стремительно наращивает объемы: ежегодно строится 250-270 тысяч индивидуальных жилых домов; в 2019 году он стал лидером роста строительной отрасли, увеличившись на поразительные 18,8% к 2018 году и достигнув более чем 40% общего ввода жилья в стране.

При стагнации объемов строительства МКД ИЖС становится прорывным инструментом, способным внести основной вклад в достижение ежегодного ввода 120 миллионов кв. м. Спрос населения на ИЖС в 5-летней перспективе оценивается как 3 млн домов или 450 млн кв. м. Напротив, проблема спроса, нависшая при заявленной паспортом национального проекта цифре 80 млн кв. м для МКД и 40 млн кв. м для ИЖС, остановит проект.

ИЖС для домохозяйств предпочтительно в силу существенно большей функциональности, так как легко регулируется долей собственного трудового участия и позволяет исходить из идеи «растущего дома». Для многих городских жителей появляется возможность иметь «второе жилище», получить доступ к природе. На ближайшие несколько лет строительство усадебного, дачного, в том числе сезонного жилища, преобразуемого пошагово в постоянное, имеет все основания занять одну из основных позиций в улучшении жилищных условий. Индивидуальное строительство и новая среда обитания становятся насущным инвестиционным вложением для миллионов домохозяйств.

В итоге с точки зрения населения национальный проект может при адекватном его понимании и целевой структурной политике обеспечить широкий диапазон выбора. В зависимости от структуры спроса – многоэтажные и малоэтажные квартирные дома всех типов от одно- и блок-секционных до галерейных плюс варианты индивидуальных жилых домов – линейной, усадебной, дачной компоновки.


5

Ключом, позволяющим широко открыть двери для ИЖС и малоэтажного жилья, является земельная политика. Точнее – проведение целевой земельной политики согласно региональной специфике и обеспечение такой политики результативными методами и инструментами, включая выработку новых правовых возможностей в реализации национальных целей.

Стратегия развития строительной отрасли и ЖКХ, подготовленная во изменение первых редакций и переданная в Минстрой, делает упор на развитие малоэтажного и индивидуального жилищного строительства и определяет, в частности, потребность в территориях на период до 2035 года. Целевое обеспечение градостроительного маневра, вытекающего из заданий национального проекта, требует увеличения земель застройки на землях населенных пунктов с 3,47 млн га до 6,3 – 6,5 млн га и увеличение площади этих земель с 19,89 млн га до 25 млн га. Так начнется уменьшение образовавшегося разрыва в площади земель поселений России и в развитых странах мира. Как острый пример: территории поселений Франции по абсолютным показателям превосходят территории поселений РФ.

«Объект индивидуального жилищного строительства» в Градостроительном кодексе РФ определяется как отдельно стоящее здание, не предназначенное для раздела на самостоятельные объекты недвижимости. То есть одноквартирное. Не оговариваются ни формы определения заказчика, финансирования, ни специфики формирования имущественного комплекса объекта недвижимости – наличия участка и пр. Важно, что объект ИЖС имеет завершенное функциональное соответствие нуждам домохозяйства, и это позволяет определить его как реальный объект собственности домохозяйства. Известно, что возникают трудности в правовом наполнении категории собственности по отношению к квартирам МКД в застройке, не признаваемыми полноценными объектами недвижимости. В том числе вследствие краткого срока существования таких объектов и подверженности их включению в программы реновации, сноса. Объекты ИЖС как реальные объекты недвижимости (real estate property) обладают в этом отношении высокой устойчивостью, даже находясь в структуре городской застройки.

Объекты ИЖС обладают существенно более высокой адаптивностью к восприятию инноваций и перехода к технологиям шестого уклада (индустрия 4,0). В частности – к аддитивным технологиям 3D-печати комплектов изделий и их сборки в готовые объекты. В ряде случаев – к непосредственной печати объектов. Данная технология позволит вести конструирование на цифровых платформах строительного, регионального, а с учетом конкретности места – локального информационного моделирования и модерирования множества проектов, программ, проектных решений. В результате усадебно-квартальная застройка может реализовываться в сжатые до дней сроки и массово вводить в практику отечественного градостроительства энерго-пассивные, автономные, полностью экологичные дома. То есть стать элементом расселенческой структуры будущего, его городов и селений.


6

Необходимы целевые мероприятия в расширении практики применения Градостроительного кодекса РФ, предусматривающие новые возможности развития и реализации национального проекта «Жилье и городская среда», дополнительные по отношению к используемым кодексом сегодня.

Соглашаясь с намеченным долгосрочным трендом развития массового жилища России, соглашаемся с градоформирующей ролью малого, энергосберегающего и соорганичного российским ландшафтам, природоподобного строительства. Соглашаемся с растущей значимостью домохозяйств, их групп, ансамблей и артелей. С развитием паутины информационной оболочки планеты переходом от цивилизации потребления вещей к цивилизации усвоения знаний, человеческого качества себя и близких, соглашаемся и с тем, что такая форма жилища и продуцируемого им социума может быть идеальной национальной целью России на поколения. Более того, такая форма национального расселения в наибольшей степени ответит структуре производящей роботизированной экономики шестого технологического уклада.

Цифровая экономика и космос определяют новые возможности сингулярной концентрации знаний и информации в любой точке пространства планеты. Основная здесь проблема – развитие мощности и осмысленности модерирующих, дирижирующих регуляторов. Нам в данном контексте важно подчеркнуть, что сложившаяся к сегодняшнему дню практика градостроительства ведет нас в стратегически тупиковом направлении. Что национальная система расселения – по решениям Стратегии национальной безопасности – требует растущей устойчивости и что должен быть развернут поиск форм развития, способных прорасти из косной материи сегодняшних практик. Национальные проекты дают здесь шанс.

Должна поэтапно наращиваться целевая операциональная координация стратегий социально-экономического, пространственного развития страны, макрорегионов, регионов и муниципальных образований в деятельности по планированию развития по территориальному принципу. В том числе по планированию градостроительной деятельности в части функционально-пространственной организации систем расселения, агломераций, городов, поселений и кластеров производств на территориях развития.

Содержание национальной программы «Цифровая экономика» позволяет создать интегральную цифровую систему пространственного планирования и моделирования. Основная ее задача – обеспечить качественный переход на более высокий уровень многофакторной содержательной организации данных, включающей сложившиеся информационные модули. В этом случае к активно действующим факторам можно подключать значительно более широкий их диапазон, выключаемый из рассмотрения сегодня. Например, не проводимая сегодня оценка затрат по реальному жизненному циклу железобетонных высотных многоквартирных зданий с учетом их конечной утилизации. Или связанные с их массовым строительством расходы на транспортные объекты, сооружения инфраструктуры и т.п., учитывая, что эксплуатационные энергозатраты будут только возрастать. И, безусловно, катастрофичный для демографической перспективы состав квартир, назначаемый инвесторами исходя из возможностей платежеспособного спроса. В логике – чем он ниже, тем меньше и меньшие квартиры мы будем строить. Тревожит оборотная логика – чем беднее население, тем меньше ему следует демографически расти. Так образуется воронка – беднее и беднее значит меньше и меньше, упираясь в ноль.

Государственное стратегическое планирование должно содержательно определить позиции пространственного развития, способного генерировать градостроительные стратегии расселения, градорегулирования и жилищного обустройства для нужд развития российского общества, образующих его личностей и домохозяйств. Использование слова «градостроительство» в качестве своего рода интерфейса при переходе от общественного запроса к системам цифрового моделирования и планирования развития территорий может казаться неуместным в среде победоносной стройки МКД.

Однако классический национальный способ понимания градостроительства в том числе и как эффективного метода умирения общественной пассионарности путем делегирования наиболее активных ее носителей на театры развития новых для страны территорий не должен быть забыт. Нужны новые инструменты пространственного планирования градостроительной деятельности. Нужно введение предпроектной и предшествующей территориальному планированию фазы по отношению к тому территориальному планированию, которое осуществляется сегодня по Градостроительному кодексу РФ в убегающей от смысла формулировке.


7

Переход к планомерному размещению и поддержке жилищного строительства по географии и локациям развития, по градостроительному зонированию и планировке, по типам зданий, их этажности, строительным материалам, инженерному оборудованию и инфраструктуре, по соответствию платежеспособному спросу и предпочтениям населения позволит создать предпосылки для реализации национального жилищного проекта при максимальной его полезности стране.

Одновременно следует готовить осуществление мер, предупреждающих нарастание стратегических потерь и рисков по нескольким направлениям, в том числе геополитических, связанных с этим национальным проектом. Основными из числа неблагоприятных трендов и направлений, нуждающихся в целевой трансформации при планировании и реализации проекта, можно считать следующие.

Непрекращающееся истончение большого пространства расселения страны по людности, усугубляемое характером внутренних миграций; концентрация населения в немногих полюсах с падением его численности на большей части территории. Очевидно, что полноценное удержание всего пространства страны без его градостроительного освоения – потенциально рискованно. С перемещением лидерства мирового развития в Тихоокеанскую зону риски, связанные с макрорегиональной атрофией развития и заселенности, нарастают до опасного уровня.

Нужны первоочередные действия, как минимум, проектно-концептуального плана, способные прийти на смену стихийной разнонаправленности субъектных и муниципальных политик. Следует положить начало концептуальной целостности государственного подхода, эффективным процессам движения к осмысленному будущему, создать внятную форму координации и обеспечения слаженности многих отраслевых и территориальных проектов и программ.

Приступить к ответу целесообразно через включение материалов пространственного планирования градостроительной деятельности в состав отраслевых документов стратегического планирования в стратегиях пространственного развития макрорегионов и программах территориального развития в рамках Основ государственной политики регионального развития, утвержденных Указом Президента РФ от 16.01.2017 г. № 13. Пространственное планирование на межрегиональном уровне готовит обоснования, определяет основные параметры и показатели развития для выполнения статьи 13.2 Градостроительного кодекса РФ о разработке документов и схем территориального планирования (ДТП) для двух и более субъектов РФ. Сегодня выполнение этой статьи встречается с трудностями, что видно на примерах невозможности разработать совместные документы для Москвы и Московской области, Санкт-Петербурга и Ленинградской области, отсутствия совместных разработок субъектов РФ, входящих в состав ДФО, СЗФО, ЦФО и других.

Законодатель должен настаивать на подготовке подобного рода документов федеральными органами исполнительной власти, отвечающими за стратегическое планирование, градостроительство, территориальное планирование, распределение средств государственной поддержки развития. Для этого целесообразно ввести фазу межотраслевого взаимного согласования позиций и параметров, завершаемую в интегральной форме схем пространственного планирования.

Пространственное планирование рассматривает вариантные сценарии по географии и территориальному размещению объемов и состава жилищного строительства в макрорегионах, готовит рекомендации по градостроительному зонированию, установлению особых градостроительных зон и их регламентов, содействует целевой поддержке слаженного синхронного развития соседствующих субъектов РФ.


8

Такого рода вопросы актуальны для муниципального уровня, где присутствуют те же самые проблемы. Здесь, как и на уровне макрорегионов, целесообразно введение предпроектного, но, по сути, концептуального цикла по отношению к территориальному планированию муниципальных образований. Конкретно – новой фазы сопряжения и координации их подходов с подходами стратегий социально-экономического планирования. Таковыми должны стать схемы пространственного планирования градостроительства межрегионального и регионального уровней, заявляющие свои требования к ряду положений документов территориального планирования муниципалитетов.

Функциональное зонирование в составе последних должно при этом стать расчетным. На основании целевых показателей национальных проектов и программ определяется объем и инвестиционно-маркетинговой коридор наиболее вероятной типологии объектов жилья, социальной, коммунальной, транспортной инфраструктур, производственных и иных объектов, дающих инвестиционный либо социально-потребительский эффект. Исходя из ожидаемого спроса на индивидуальное, многоквартирное мало- и многоэтажное строительство, арендное жилье, проводится оценка потребности в территориях различного назначения и требования к их пространственной соорганизации.

Местные и региональные нормативы градостроительного проектирования позволяют определить плотность застройки применительно к кварталам, их группам, жилым и иным сопутствующим функциональным зонам. Этот этап является своего рода агрегатным, количественным, определяющим потребность в территориальном и инфраструктурном ресурсе. Является цифровой, но еще не пространственной моделью градостроительного организма. Функциональное зонирование здесь – способ классификации назначения территорий, состав и объем которых должен примерно соответствовать нормативным моделям. Пространственное градостроительное моделирование города как целого становится, как правило, возможным только тогда, когда город выступает частью городской агломерации, системы расселения. Лишь в этом случае может моделироваться взаимоувязанная агломерированная система инфраструктуры, обеспечивающей основания для реального инвестиционного включения субъектов развития.

Схемы пространственного планирования градостроительства призваны определять принципиальные вопросы развития агломераций, включающих объекты федерального, субъектного и муниципального значения, служить исходной информацией для муниципалитетов–заказчиков ДТП и основанием для сотрудничества групп муниципалитетов согласно ст. 27 ГК РФ. Прежде всего между городскими округами – столицами субъектов РФ и окружающими (прилегающими) муниципальными районами.


9

К настоящему времени подготовлен ряд предложений по пространственному развитию градостроительства на территориях макрорегиональных образований, в частности – Балтийской России. Союз городов и земель пяти субъектов РФ – Санкт-Петербурга, Ленинградской области, земель «Первой Руси» – Великого Новгорода и Пскова, Калининградской области определяет цель такой градостроительной инициативы. Направлена она на макрорегиональное перераспределение грузовых и транспортных потоков, производственных предприятий и активов за счет перемещения из крайне перегруженного Санкт-Петербурга по вектору Усть-Луга, Кингисепп, Псковская и Новгородская агломерации. Целесообразно развитие туристического и культурно-исторического комплекса мирового ранга Санкт-Петербург – Псков – Новгород – Калининград.

Предложены новые образцы отечественного градостроительства – города нового типа, города-архипелаги, как могут именоваться подобные структуры расселения. Они включают распределенные в ландшафтном окружении микрогорода малоэтажных квартирных и односемейных домов с придомовыми участками. Сеть местных и магистральных дорог соединяет микрогорода между собой, с общественными центрами, с производственными зонами и крупными инфраструктурными терминалами.

Подобного рода работы должны осуществляться, опираясь на специальные, целевые методы и инструменты концептуального планирования, составляющего ядро, смысловой костяк схем пространственного планирования градостроительства.

Здесь, на базе использования интегральной информационной системы пространственного планирования, уместно применение методов «регулятивного моделирования» («регулятивной песочницы», как принято называть формирование нормативного обеспечения не «до», а «после» или «в процессе» материализации принятой концепции). В нашем случае целесообразно рассмотреть возможность принятия законодателем новелл, позволяющих отечественному градостроительству осознанно ввести смысловое, концептуальное, долгосрочное и при этом экономически обоснованное видение процессов развития России.

Еще один пример подготовки одного из концептуальных решений, чтобы обсудить формы, в которых могут быть представлены идеи развития крупных географических макрорегионов страны.

Продолжающийся отток населения из регионов Дальнего Востока позволяет сделать предположение, что именно жилищные условия, те же самые малые 1-2 комнатные квартиры в бетонных стенах, как в Краснодаре, в Московской области, Екатеринбурге и Воронеже, в сравнении с такими же квартирами и худшим городским обустройством в климатически неблагоприятных территориях побуждают людей стремиться туда, где лучше совокупные условия жизни.

Концептуальная позиция формулируется так: на Дальнем Востоке есть весьма климатически благоприятные зоны. Владивосток и Приморский край в целом, особенно в юго-западной своей части по линии побережья Славянка – Посьет – Зарубино относится к ним, как и восточный берег Уссурийского залива. На этой территории, учитывая гигантской потенциал развития производственных и портовых мощностей, целесообразно выступить стратегическим планировщиком развития Тихоокеанского мегаполиса России – Владивостока. Мегаполис нового типа – город-архипелаг, состоящий не из микрорайонов на 10- 20 тысяч жителей, а из микрогородов (посадов) на 100-150 тысяч человек, распределенных в пространстве Приморья от Хасана до Находки, опирающихся на места приложения труда комплексов портов, производственных центров и имеющих в качестве основного типа застройки улично-усадебную и малоэтажную квартирную, бережно увязанную с природным окружением.

Построенные в ландшафтной среде микрогорода (посады) включают малоэтажные квартирные и односемейные дома с участками. Сеть местных и магистральных дорог соединяет посады между собой, с общественными центрами, производственными зонами и инфраструктурными узлами. Свободный порт Владивосток становится центром этого мегаполиса-архипелага, а Кневичи – его воздушными воротами.

Особенность, способная обеспечить приток населения на Дальний Восток, заключается в том, что все приезжающие в ДФО получают возможность приобрести либо получить по ипотечному пакету реальные имущественные комплексы – постоянные усадьбы-дома для оседлой жизни в поколениях. И постоянно держать здесь свои семьи. В районы Крайнего Севера и другие места занятости специалисты выезжают, как правило, на вахтовой основе.

Такой метод привлечения оседлого населения на Дальний Восток назван каскадным. Смысл его – закрепление домохозяйств в городском усадебном доме. Окружающая среда является уникальным по безопасности, климатически и ландшафтно привлекательным местом. При этом обеспечивается возможность социального и культурно-образовательного включения в городскую жизнь нового типа расселения – мегаполиса российского усадебного жизнеустройства.

Проработки, пред-проекты и схемы такого рода могут быть закреплены в форме документов и схем пространственного планирования градостроительства межрегионального и межмуниципального уровней, дополняющих и содержательно обогащающих инструментарий территориального и стратегического планирования.

Конкретный целевой функционал пространственного планирования градостроительства направлен на обеспечение успешной реализации национального проекта вместе с другой предлагаемой новеллой градостроительного законодательства – введением института особых градостроительных зон. Для них основной задачей станет обеспечение инфраструктурой недвижимости инновационных комплексов развития, нацеленных на решение конкретных проблем, требующих соответствия специфике местных условий.

При том что сходное содержание многих проблем позволяет иметь неизменяемую часть правил, методик и нормативов, сочетаемых с частью, изменяемой и конкретизируемой в зависимости от обстоятельств места и времени. Сначала в форме регулятивного и технологического эксперимента, затем – с отражением в местных нормативах градостроительного проектирования. Примерами могут служить ситуация с динамикой поведения объектов при таянии вечной мерзлоты; необходимость осуществить градостроительное развитие территорий Приморья и Дальнего Востока, Балтийской России, объектов Северного морского пути, Нечерноземья; поддержать эффективную гармоничность развиваемых здесь производственно-экономических центров; разработать массовые технологии реконструкции сетей и объектов, отслуживших проектный срок эксплуатации; содействовать оптимизации структуры строительства и опережающему развитию ИЖС, малоэтажного строительства. Выступить своего рода платформами для локальных «конструкторов пазла», без разрывов и пробелов, создающих свою, отвечающую условиям места картину из сопряженных и подогнанных друг к другу норм, технологий и инновационных проектных решений.


10

Время уплотнилось. Нахлынувшие новые обстоятельства жизни страны требуют быстрых и эффективных ответов на уже накопившиеся проблемы и те, что быстро набирают грозовые цвета. Будущее перестало выглядеть линейным, инерционным. Перемены и переходы уже нельзя пассивно ожидать как нечто внешнее, нами манипулирующее, от нас не зависящее, направляемое играми рынков и заставляющее метаться в поисках выходов из положения.

Необходим подход, опирающийся на основания, реально проявившиеся в стране и мире. Не только технологические, связанные с развитием нового уклада. Эпидемиологический фактор радикально повлиял на совокупную обстановку в мире. У нас в стране – на понимание многими городскими жителями влияния градостроительного жизнеустройства на проблемы выживаемости как таковой. А также возможности работать в удаленном режиме и необходимости соблюдать социально-санитарное дистанцирование. Этот факт имеет не столько социологический, сколько конкретно мотивационный вектор на пересмотр предпочтительных и при этом возможных способов обустройства домохозяйств.

Индивидуальное жилище с участком – яблочко цели для этой мотивационной стрелы, ее траектории. Это совпадает с целями государства – трансформировать в сетевую многосоставную форму национальную систему расселения – от Балтийского моря до Тихого океана. Он совпадает с закономерностями перехода к новому технологическому укладу – дисперсной, распределенной сети производящих единиц, связанных сетями информационных технологий и беспилотного транспорта. Сети взаимно поддерживают и взаимно инициируют друг друга, образуя систему опорных составляющих и ареалов национальной системы расселения.

Пространственное планирование градостроительства в системе государственного стратегического планирования должно принять на себя функции подготовки базовой картографической матрицы, платформы для конструирования пазла нормативно-управленческих элементов и решений, включая их функциональную слаженность. Конкретные территории, на материале которых будет осуществляться такое инновационное развитие, – особые градостроительные зоны.

Их целесообразно определять по трем слоям. Первый – в связке федерального и группы региональных уровней при формировании особой градостроительной зоны развития макрорегионов. Например – Дальний Восток, Нечерноземье, Балтийская Россия, Москва и Московская область, Санкт-Петербург и Ленинградская область. Второй – в связке региональных и муниципальных уровней. Примеры – Екатеринбург и Свердловская область, Омск и Омская область, Приморский край, Красноярский край. Третий – муниципальный уровень по группам характерных либо типических градостроительных ситуаций в поселениях и городских округах, где целесообразно получить опыт реконструкции многоэтажных железобетонных жилых зданий; реконструкции производственных зон; исторических центров; зон развития малоэтажного и индивидуального жилищного строительства; загородного строительства горожан и т.п. Опыт затем распространяется на территории муниципального образования, региона и может быть рекомендован к применению на федеральном уровне.


11

Сложившаяся ситуация требует приступить к глубокому структурному маневру, к смене стратегии развития строительной отрасли и градостроительства как базового ее компонента. Опыт отраслевого руководства градостроительством и жилищным строительством в стране, правопреемницей которой является Российская Федерация, подсказывает мне, что необходимо безотлагательно приступить к выполнению параметров национального проекта, не отступая от поставленной цели. Да, разумные цели определяют необходимость перемен. Это и есть развитие. Новая Стратегия развития строительной отрасли и ЖКХ на период до 2035 года служит этой задаче, но перспективы ее принятия неясны. Проблемы, встающие перед отраслью, не имеют сегодня своевременного и осмысленного решения. Готовность Министерства строительства Российской Федерации преобразовать свой институт ЦНИИП Минстроя в институт градостроительного профиля не получила продолжения. Движение должно стать более динамичным. Все смысловые позиции пока те же самые, что сохраняются много лет. Необходимы решительные действия. Напомним, что совместное первое постановление высших органов власти страны, передавшей своё преемство Российской Федерации, о развитии индивидуального жилищного строительства было принято в 1988 году. На следующий год – второе. Напомним также, что годовой ввод многоэтажных домов индустриального домостроения в то время на треть превосходит ввод сегодня. Полученный в 2019 году суммарный объем 82 млн кв. м достигнут с учетом 38,5 млн кв. м индивидуального жилищного строительства, которое еще в то время было признано основным направлением развития, в том числе с целью постепенного отказа от железобетона, перехода на ячеистые блоки, деревянные конструкции и создания городской малоэтажной застройки высокого функционального и экологического качества.

Законодатель как коллективный представитель народного волеизъявления может содействовать федеральным органам исполнительной власти в выработке эффективных нормативно-правовых инструментов отраслевого характера, когда они определяют важнейшие стороны жизни населения страны. По сути, законодатель должен выступать базовым, исходным институтом развития, инициатором развития.